Тайная доктрина

1 847 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Чочия
    Много ошибок было допущено царским правительством как в отношения с Японией так и с называемыми европейскими "друзьям...Как враги России ...
  • Wlad Wlad
    Один мой знакомый членкор как-то сказал "Кандидат наук - это МАЛЬЧИК ДЛЯ БИТЬЯ. Он не имеет права на собственное мнен...Аспирантура в Сов...
  • Тамара Фролова
    Ну, если тот обвал, который происходит вокруг и в людях и в природе, называется эволюцией, то даже сказть больше неч...Ученые утверждают...

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике

Александр Привалов

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Часть первая.


Прошло уже четыре дня, а о захваченных в плен никаких сведений не поступило…

Северным фронтом с октября 2005 года командовал генерал-майор Уди Адам.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Закадычным другом Дана Халуца он не был.

Второй его личностной проблемой были отношения с его подчиненным, командиром 91-й дивизии генералом Галем Хиршем.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Гиперактивность Хирша постоянно заставляла Адама натягивать вожжи. Еще до войны Адам обратился к военной разведке с приказом дать ему эдак 200 целей для обстрела за ливанской границей. Подробный список ему предоставлен не был. Что делать? Самолеты вовсю летают, а наземные войска приказов о наступлении не получают. Но была артиллерия, и она начала стрелять. Тысячи снарядов полетели в никуда. Урон от них был минимальным.

16 июля заместитель начальника генштаба Моше Каплинский проехался по Северному фронту и ничего утешительного не увидел.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


За день до этого в Генштабе шло совещание, на которое Адама даже не пригласили. Разговоры продолжали крутиться вокруг авианалетов. О наземных операциях все еще не думали…

91-я дивизия Хирша вошла на ливанскую территорию 19 июля, спустя неделю воздушных бомбежек. Изначально на границе стояла одна эта дивизия, которая и начала действия.

По словам представителей израильской армии, речь шла о «точечной» операции в приграничной полосе. Генштаб израильской армии впервые признал, что в Южном Ливане действуют группы спецназа, занятые поиском и ликвидацией ракетных пусковых установок, а также складов оружия и мелких групп боевиков «Хизбаллы». Интенсивность ракетных обстрелов израильских городов боевиками «Хизбаллы» однако снизилась незначительно.

Когда начались наземные военные действия, большинство аналитиков предположило, что они продлятся считаные дни. Подобная надежда основывалась на двух исторических параллелях. Во-первых, как минимум три арабо-израильских войны (1956, 1967 и 1973 годов) длились от 6 до 18 дней; наиболее успешная израильская стратегия — победный блицкриг, а не продолжительная позиционная война. Во-вторых, многочисленные израильские операции, проведенные в Ливане, Иудее, Самарии и в Газе в последние пятнадцать лет («Дни воздаяния», 1993; «Гроздья гнева», 1996; «Защитная стена», 2002; «Радуга в облаках», 2004 и другие), также длились не более нескольких дней каждая.

Хирш решил атаковать высотку Шакед, затем шиитскую деревню Марун-а-Рас в 1,5 км от границы, а далее выдвигаться к более крупному поселку Бинт-Джубайль, который лежал на 4 км глубже к северо-западу.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


В 7:34 утра Адам этот план одобрил. В холме Шакед ливанцы вырыли бункеры, уходящие вглубь почвы на 50 м. Бункеры строились серьезно. Водоснабжение, вентиляция, электричество, туалеты, маскировка — все было предусмотрено. Внутренние телефонные линии соединяли бункеры в одну сеть и вели в ближайшую деревню. Структуру бункеров Шакеда Хирш не знал. Он приказал группе коммандос из 18 человек из соединения «Маглан» выдвинуться на Шакед. За ними следом должны были двинуться еще 76 человек и 4 танка.

Спецназовцы полезли на Шакед. В 11:40 утра они вдруг поняли, что попали в самое осиное гнездо системы бункеров, когда наткнулись на железную дверь одного из них. Они стали забрасывать входы и вентиляционные отверстия бункеров гранатами, бункеры проснулись, и израильские солдаты попали под жёсткий перекрестный огонь. Подмога с майором Амитом Зеэви рванулась на помощь, но её танки попали под минометный обстрел.

Вязкий сложный бой привел к победе командующего соединением «Маглан» полковника Элиэзера, который прибыл на холм с дополнительным подкреплением. Бункеры взяли и долго дивились установленным в них кондиционерам. Израильская разведка о системах бункеров знала, но эта информация не была передана своевременно в действующие войска, чему удивлялся потом бывший разведчик отставной генерал-майор Ахрон Зеэви (Фаркаш), отец Амита Зеэви.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Этим же утром батальон десантников полковника Нимрода Алони вошел в деревню Марун-а-Рас, состоящую из 700 домов, которую боевики решили защищать. Опять не рассчитали сил, опять пришлось срочно послать подкрепление в виде соединения спецназовцев «Эгоз» от дивизии «Голани».

Сектором фронта руководил полковник Хен Ливни. Спецназовцы прибыли с полковником Мордехаем Каханой, которому Ливни, весь в тревоге за судьбу десантников Алони, приказал обойти деревню по краю и поставить боевиков в безвыходное положение окруженных. Кахана его точно не понял и ринулся прямо в деревню помогать десантникам. Бой в целом сложился в пользу ЦАХАЛа, деревню взяли, почти всю разрушили (665 домов), количество убитых ливанцев заметно превысило израильские потери. Мало того, солдаты подобрали у убитого боевика полевую рацию и смогли слышать приказы «Хизбаллы» о передвижениях и контратаках.

Авиация же так увлеклась дальними рейдами, что поддержка наступающих войск на земле оказалась недостаточной. В ночь на 20 июля израильские ВВС сбросили более 23 тонн бомб, в том числе специальных бомб для разрушения подземных сооружений, на один из пригородов Бейрута — Бурж-аль-Баранех. По данным израильских спецслужб, в этом районе в одном из подземных бункеров укрывался шейх Насралла. В течение этого дня боевики выпустили по северу Израиля не менее 34 ракет.

За прошедшие сутки из Ливана на военных и гражданских кораблях было эвакуировано около 10 тысяч человек — граждан разных стран мира, и власти Кипра запричитали, что могут не справиться с таким наплывом беженцев. В Бейруте без помех высадились морские пехотинцы США с десантного корабля ВМС США «Nashville» для эвакуации около шести тысяч американцев.


В Бейруте был американский университет и другие учреждения. Президент Буш быстро заявил, что если в Южном Ливане решено будет разместить миротворцев, то там должны быть и американцы.

Министерство иностранных дел России призвало Израиль к незамедлительному прекращению огня. По мнению МИДа, масштаб израильской операции не соответствовал заявленной цели — освобождению заложников и уничтожению инфраструктуры «Хизбаллы». Надо было как-то ответить, и посол Израиля в Москве быстро нашелся: а можно ли надеяться на помощь России в освобождении израильских солдат? Если нет, вы уж извините, мы как нибудь сами.

Премьер Ливана Синьора вдруг в пылу начал намекать, что ливанская армия «не сможет оставаться пассивной», если Израиль направит в его страну сухопутные войска, но это он погорячился, и армия Ливана в бой на ЦАХАЛ не пошла.

Потом Синьора заявил о необходимости разоружения группировки «Хизбалла», опять погорячился. Пришлось ему запричитать, что сам Ливан не в состоянии сделать это, и поэтому он просит помощи у международного сообщества.

По оценкам ливанских властей, финансовые потери в результате израильских авианалетов составили уже по меньшей мере 2 миллиарда долларов, а война ведь только началась. Было чего пугаться.

21 июля в Израиле было объявлено о призыве на военную службу нескольких тысяч резервистов в связи с тем, что израильская армия в Южном Ливане столкнулась с неожиданно мощным сопротивлением боевиков. Решение об этом было принято 20 июля на специальном заседании руководства Израиля. Резервистов сначала направили в район Сектора Газа, а высвободившиеся регулярные части — на юг Ливана. Так число воюющих дивизий достигло двух. После нанесения израильскими ВВС ракетно-бомбовых ударов по приграничным районам Южного Ливана военные рассчитывали на уничтожение как минимум половины военного потенциала «Хизбаллы». Окончательную зачистку района должны были провести сухопутные части, поскольку дальнейшее применение авиации признано неэффективным. Однако за период 19—20 июля израильтяне в ходе ликвидации укреплений «Хизбаллы» потеряли около десяти человек убитыми, а также танк «Меркава IV» и два ударных вертолета «Апач». Мы не знаем точно, сколько боевиков противостояли ЦАХАЛу. Аналитики говорят о «нескольких тысячах».

22 июля авиация вновь бомбила башни мобильной и телевизионной связи. Над Южным Ливаном разбрасывали листовки, призывающие население южных селений Ливана покинуть свои дома и уйти на север, за реку Литани, с целью избежать жертв среди мирных жителей.

К этому времени стала более или менее проясняться и военная стратегия «Хизбаллы». Во-первых, она тоже рассчитывала на «бесконтактные» боевые действия ракетами на расстоянии; во-вторых, если уж дойдет дело до контактных боев, она полагалась не на маневры на местности, а на свои бункеры, пещеры, противотанковые гранатометы и мины, имея целью уничтожить максимально возможное количество израильских солдат и техники.

К 23 июля количество погибших в ходе конфликта израильтян (военных и местных жителей) достигло 35 (15 из них погибли в результате ракетных обстрелов северных городов). С ливанской стороны погибли более 350 человек.

Авиация отбомбилась по зданию, принадлежащему «Хизбалле» в портовом городе Сидон, по пригородам Бейрута и мостам и шоссе в районе Баальбека.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


К американцам понеслась просьба Израиля о поставках высокоточных авиационных боеприпасов в рамках многомиллионного контракта, одобренного еще в прошлом году.

Амир Перец обратился к НАТО с идеей возглавить многонациональные миротворческие силы в регионе, поскольку ливанская армия слишком слаба, чтобы взять под свой контроль районы, очищенные Израилем от боевиков «Хизбаллы». НАТО промолчала. Но для политика, даже если ничего сделать не можешь, важно что-то сказать. Так и министр информации Сирии Мохсен Биляль вдруг заугрожал тем, что если Израиль продолжит продвижение на север ливанской территории, то сирийские власти будут вынуждены вмешаться в конфликт. Это тоже были пустые слова, сирийцы не тронулись с места.

Так и американцам надо было что-то предпринимать, и в Израиль вылетела госсекретарь США Кондолиза Райс.

С 23 июля Ольмерт начал наконец искать политический выход из войны. Ципи Ливни повторила ему свой план, но решение принято не было, и решили дождаться встречи с Кондолизой.

А на фронте наконец назрела крупная операция. Лежащий за Марун-а-Рас БинтДжубайль был крупным поселком с населением тысяч на 30. Батальоном его не прочешешь, решили задействовать несколько частей. Халуц сам прилетел на Северный фронт к Уди Адаму обсуждать детали операции. Город решили не брать, а войти, перестрелять террористов, собрать оружие и уйти. Атаковать решили в воскресенье 23 июля. Из-за задержек с выдвижением атака началась только через день. Бойцы Голани атаковали город с востока, а десантники — с запада. Но воеводы «Хизбаллы» умели читать карту. Они понимали, что после взятия Марун-а-Рас атака на Бинт-Джубайль неизбежна, и соответственно подготовились. К шестидесяти обычно находившимся в городе боевикам прибыло подкрепление, которое расположилось в покинутых жителями домах. Около 120 боевиков в город не пошли, а заняли позиции между ним и соседней деревушкой Эйната. Бой вышел жарким и длился до следующего дня, 25 июля. В целом победа была за израильтянами, которые хорошо научились вести городские бои в Секторе Газа. Удовлетворенный Адам приказал войска отводить. Около него оказался заместитель Халуца генерал Каплинский. Он уводить войска из городка не хотел, не все склады с оружием еще нашли. Тогда Халуц принял компромиссное решение: часть войск пусть отойдет, а часть пусть останется на случай, если боевики снова полезут в город. Солдаты уже стали отходить за израильскую границу, как начальник Генштаба передумал и приказал Адаму захватить город полностью. Адам заикнулся, что на это надо бросить пару бригад, но Халуц настоял. Так Бинт-Джубайль пришлось брать снова…

В этот же день 24 июля Кондолиза Райс примчалась в Бейрут, встретилась с Фуадом Синьорой, а затем отдельно со спикером ливанского парламента шиитом Набихом Берри и стала их убеждать разоружить «Хизбаллу» и отправить родные ливанские войска на юг страны. А заграница вам поможет.

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Перед вылетом Райс встретилась в Вашингтоне с главой МИД Саудовской Аравии Саудом аль-Фейсалом, после которой призвала стороны к скорейшему прекращению огня, хотя ранее утверждала, что прекращение огня не решит проблемы, так как позволит «Хизбалле» со временем возобновить свои атаки на Израиль.

Набих Берри отверг американский пакет предложений, так как знал, что «Хизбалла» настаивает на немедленном безусловном прекращении огня как первом шаге к урегулированию. Даром что женщина, Конди серьезно насела на Берри, но тот имел связи непосредственно с «Хизбаллой» и при таких обеспеченных тылах вел себя гордо. Синьора благоразумно промолчал. Вечером этого дня Райс добралась до Иерусалима. Ужинала она с Ципи Ливни, которая излагала коллеге свой план окончания войны.

Рассеянно жуя и слушая Ципи, Райс прикидывала, что Британия, Канада, Австралия и сам Синьора все это поддержат и войска ООН на юг Ливана придут в нормальном количестве, но вот Синьора хочет, чтобы эти дурацкие фермы Шаба были переданы ему или под управление ООН. Никаких ферм, отрезала Ливни.

На следующий день Райс встретилась с Ольмертом. Никаких ферм, повторил он. Ну, сделай хоть какую-нибудь уступку, что ты за эти фермы цепляешься, недоумевала Райс.

Но Ольмерт фермы отстоял.

А 51-й батальон бригады «Голани» отправился брать ливанский городок. по второму разу. Этого ждали, и 40—60 серьезных головорезов просочились в улочки и устроили засаду. Кроме этого, они приготовили в домах «катюши» для запуска ракет. Израильтяне наткнулись на этих шиитов случайно, причем удивление было одинаковым с обеих сторон. Завязался еще один сложный бой по улочкам и домам.

Израильтянами руководил командир батальона Янив Ассор. Когда в 2002 году ЦАХАЛ чистил Рамаллу, он использовал бульдозеры, танки и удары с вертолета. Сейчас же ни танков, ни бульдозеров у солдат «Голани» не было. В результате бой свелся к автоматным перестрелкам, ножам и кастетам. Техническое превосходство ЦАХАЛа использовать не удалось, а кастеты у всех одинаковые. Во многих случаях израильские солдаты оказывались в окружении и отстреливались до прихода подмоги. Уже в первые секунды боя израильтяне понесли основные потери. Бой продолжался еще несколько часов. Из-за плотного огня эвакуация раненых долгое время была невозможна. Ситуацию осложняли опасения, что боевики попытаются захватить пленных или даже останки убитых израильтян для последующего обмена. Эвакуация раненых продолжалась шесть часов под непрерывным вражеским огнем. Раненых приходилось нести на себе по 3 км к месту, где мог сесть вертолет.

Четыре вертолета израильских ВВС один за другим садились на ливанской территории, чтобы забрать раненых. Под прикрытием артиллерии и дымовой завесы пилоты сажали свои машины лишь на минуту, чтобы не стать мишенью для «Хизбаллы». Восемь человек погибло. Бой выиграли с трудом…

В ночь с 25 июля погиб один из лидеров «Хизбаллы» — Абу Джаафар, командующий «центральным сектором» группировки на ливано-израильской границе. Он был убит во время артобстрела позиций «Хизбаллы» около деревни Марун-эр-Рас. До Насраллы же все никак не удавалось дотянуться.

Твердой уверенности в своих силах у Насраллы не было. Поэтому он попытался втянуть в войну с Израилем Сирию. Сначала телевидение «Хизбаллы» сообщило, что израильтяне бомбили объекты в Сирии, затем они обстреляли своими «катюшами» Голанские высоты, наконец, они применили сирийские ракеты «Раад -1» против Хайфы.

Нас никто не бомбил! Такой ответ последовал из Дамаска. Сирийцы на провокацию не шли. Они даже заявили, что разбомбленный израильскими летчиками конвой грузовиков с оружием для боевиков Сирии не принадлежал. Никакой официальной политической поддержки «Хизбалле» режим Башара Асада не оказал.

У Ольмерта и Халуца настроение портилось с каждым днем. Гибель восьми солдат в одном бою сильно сказалась на общественных настроениях. В израильских СМИ появились интервью, взятые у офицеров бригады «Голани», которые утверждали, что на зачистку Бинт-Джубайля было выделено слишком мало сил. В ходе уже вспыхнувшего боя поддержка с воздуха, по их словам, также была недостаточной. (А где военная цензура?..)

Разумеется, международное сообщество должно было показать свою озабоченность новой войной. В самый разгар боев за Бинт-Джубайль Синьора вылетел в Рим на конференцию по урегулированию. В ней приняли участие представители четырех из пяти членов Совета Безопасности ООН (без Китая), крупнейших стран Евросоюза и нескольких стран Ближнего Востока: Ливана, Египта, Иордании и Саудовской Аравии (но без Израиля, Сирии и Ирана). Собирались обсуждать план Ливни — Синьоры — Райс о разоружении «Хизбаллы» и вводе ливанских войск и войск ООН на юг страны.

Перед отлетом Синьору отвел в сторону министр водных ресурсов и энергии Ливана Мухаммад Фаниш, который в его правительстве представлял «Хизбаллу». Что бы ты, дорогой премьер-министр, не наплел в Риме, знай, что «Хизбалла» разоружаться не будет. С этим и улетел Синьора в Италию.

Римская конференция выявила еще одного игрока на ближневосточной арене — Францию.

Кондолиза Райс от США выразила все же позицию Израиля: прекращение огня невозможно без устранения причин нынешнего конфликта, «Хизбалла» предварительно должна быть разоружена и выдворена с приграничных территорий при участии иностранных миротворцев, желательно под эгидой НАТО. Конфликт спровоцирован Сирией и Ираном. У французов была другая точка зрения: войска НАТО нельзя направлять на Ближний Восток, поскольку они рассматриваются здесь как «вооруженное формирование Запада»; прекращение огня должно предшествовать вводу миротворцев и переговорам об урегулировании. По мнению президента Франции Жака Ширака, Иран разделяет ответственность за конфликт, однако он воздерживается от прямых обвинений в его адрес.

Россия, вновь озабоченная гегемонией США, соответственно, практически поддержала Францию. Нельзя позволить конфликту выйти за пределы Ливана и затронуть Сирию и Иран; имеются подозрения, что ливанская кампания может рассматриваться США лишь как прелюдия к кампании против Ирана.

Конференция дала мало. При поддержке США и ряда европейских стран Израиль получил возможность продолжить военную операцию. В то же время Франция, Россия и арабские страны настояли на том, чтобы в качестве миротворцев в Ливане выступили не войска НАТО, а силы ООН. В любом случае конец войне не наступил. В Израиле фактическое отсутствие итогов конференции в Риме расценили как свой успех. Министр юстиции Хаим Рамон:

«В Риме мы получили согласие на продолжение наших операций до тех пор, пока «Хизбалла» не уйдет с юга Ливана и не разоружится... Все знают, что победа «Хизбаллы» стала бы победой мирового терроризма. Это было бы катастрофой для всего мира и для Израиля».



Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Мирная конференция или без мирной конференции, но 27 июля боевики «Хизбаллы» выпустили 75 ракет по израильской территории. В результате обстрелов пострадали 20 человек. В Кирьят-Шмоне одна из ракет попала в химический завод компании «Galim Chemicals», выпускающий чистящие средства. В результате взрыва начался пожар. В Тверии разорвались восемь ракет. Сообщается о прямом попадании ракет в три дома в Кармиэле и еще в три дома в Нагарии. Общее число ракет, выпущенных по территории Израиля, достигло полутора тысяч.

Воевать-то дальше разрешили, но не сильно это получалось. Вместо оккупации всей зоны Ливана до реки Литании наземные операции свелись к местным боям вокруг деревень Капра и Яатар. К этому времени общее число погибших составило 433 с ливанской стороны и 52 — с израильской. Министр здравоохранения Ливана заявил, что в ходе конфликта погибло до 600 ливанцев, причем 1788 получили ранения разной степени тяжести.

27 июля, когда прошло почти две недели после начала войны, правительство наконец собралось всерьез обсуждать вопрос: воевать или не воевать? До этого Халуц в своем Генштабе что-то химичил, да так, что даже его начальник Перец мало что знал. Но теперь вопрос встал государственный: призывать или не призывать резервистов?

Шимон Перес высказался четко: «Нам нужно решить — или мы идем на войну и принимаем риск, или же мы идем на мир и платим за это цену». Платить никто не хотел, поэтому решили мобилизовать три дивизии. Всего за войну в ЦАХАЛ было мобилизовано 62 тысячи резервистов.

Неожиданно в это же самое время заседание ливанского кабинета министров одобрило идею Синьоры, высказанную в Риме, о размещении армии и войск ООН на юге страны. Причем министры-шииты тоже проголосовали «за». Это дало всем понять, что Насралла вовсе не считает, что он побеждает ЦАХАЛ. Все засуетились, и через американского посла в Бейруте Джефри Фелтмана ливанское правительство стало неофициально договариваться с Израилем об окончании войны. Райс, однако, не торопилась. Пусть «Хизбаллу» еще немного полупят. Она намекнула Ольмерту, что, пока резолюция о прекращении огня будет принята в ООН, пройдет около недели, минимум 72 часа. А потом еще бюрократическая волокита. В общем, если хотите бить шиитов, у вас есть еще почти десять дней. С этим Конди собиралась улететь из Иерусалима в Бейрут.

28 июля в результате авиаударов по городам Ливана (Тир, Бекаа) погибло 14 человек. «Хизбалла» выпустила 50 ракет по израильским городам Назарет, Кирьят-Шмона, Цфат, в результате которых получили ранения 7 человек. Было отмечено применение «Хизбаллой» нового типа ракет — «Хайбар-1». Ни малейшего прогресса.

В ночь на 30 июля израильская авиация нанесла удар по ракетным установкам «Хизбаллы» в ливанской деревне Кана в 10 км к востоку от Тира. За 20 дней войны из Каны было запущено около 150 ракет по израильским целям. Удары также наносились по зданиям, где, по данным израильской разведки, хранились ракеты. Жители Каны заранее были предупреждены, что Кана находится в зоне боевых действий и что они должны покинуть свои дома. Наутро ливанская сторона заявила, что в результате авиаударов в деревне обрушился трехэтажный жилой дом, в подвале которого укрывалось свыше 100 местных жителей.

А вышло все очень просто. Самолеты израильских ВВС охотились за пусковыми установками «катюш» «Хизбаллы» и долбанули по дому в деревушке Кана. А там — дети. Впоследствии (2 августа) число жертв было уточнено: по данным, подтверждённым ливанскими властями, в результате инцидента погибли 28 человек, из них 16 детей…

Утром 30 июля, в воскресенье, госсекретарь США ужинала мирно с Ципи Ливни. Далее у нее была запланирована встреча с Амиром Перецем. Во время завтрака помощники Ливни получили информацию о большом количестве убитых мирных ливанцев в деревне Кана, но промолчали. Примерно в это же время Перец тоже узнал о том, что в Кане шальная ракета попала по мирным жителям, но промолчал, не решившись стать первым, кто скажет эту невеселую новость американцам. В результате Райс узнала все сама и дико озлилась и на Переца, и на Ливни.

Сообщение о случившемся вызвало бурю возмущения по всему Ливану. В Бейруте многотысячная толпа с национальными ливанскими флагами и знаменами группировки «Хизбалла» взяла штурмом здание ливанского представительства ООН, разгромила офис, разбила мебель, выбила стекла и подожгла здание. После этого Синьора посоветовал Райс в Ливан не прилетать — камнями закидают.

ВВС Израиля атаковали еще несколько объектов в Кане, расположенные в 400—500 м от этого места. Израильское руководство назвало происшествие «трагической ошибкой».

После этого правительство Израиля объявило, что на 48 часов приостанавливает действия ВВС в Южном Ливане. США и Израиль обвинили «Хизбаллу» в использовании мирных жителей в качестве «живого щита». К слову сказать, это был не первый промах ЦАХАЛа. До мирных ливанцев поплатились жизнями наблюдатели ООН. 25 июля наблюдательный пост ООН находился в зоне обстрела 21 раз, с 13:20 до 19:30, когда были убиты наблюдатели. 12 раз израильские ракеты взрывались менее чем в 100 м от поста. Наблюдатели ООН не менее 10 раз звонили израильтянам, обращаясь к ним с просьбой прекратить обстрел целей вблизи их поста. Представители ООН подтвердили, что позиции боевиков группировки «Хизбалла» действительно располагаются в районе поста ООН. Один из погибших миротворцев ООН, майор П. Гесс фон Крюденер из Канады, за несколько дней до гибели в своем сообщении из Ливана дал понять, что боевики «Хизбаллы» используют миротворцев в качестве «живого щита».

После гибели миротворцев ООН от израильской бомбы Австралия заявила о выводе своих военнослужащих с территории Ливана.

Совет Безопасности ООН не смог принять резолюцию в связи с гибелью в Ливане четырех военнослужащих миротворческих сил. Проект резолюции предложил Китай, гражданин которого был в числе погибших. В проекте резко осуждались агрессивные действия Израиля. США, однако, заявили, что не поддержат китайский вариант, поскольку не расценивают инцидент как преднамеренное убийство, и высказались против использования термина «осуждение» в отношении военных действий израильской стороны в Ливане. На этом инцидент замяли.

В ночь с 30 на 31 июля в Нью-Йорке было созвано экстренное заседание Совета Безопасности ООН в связи с трагедией в Кане. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан потребовал самым решительным образом осудить Израиль за случившееся в Кане и добиться немедленного прекращения огня в зоне конфликта. Тем не менее, по настоянию США из первоначального текста резолюции эти предложения были исключены. В резолюции, за которую единогласно проголосовали все 15 членов СБ ООН, лишь выражены «потрясение и боль»:

«Совет Безопасности обеспокоен угрозой эскалации конфликта, которая может привести к серьезным последствиям для гуманитарной ситуации, призывает к прекращению насилия и подчеркивает безотлагательность обеспечения долговременного, постоянного и жизнеспособного перемирия».


Однако защищать Израиль, как раньше, Америка после Каны не могла.

С тех пор как армии перестали биться на пустынных полях, а стали воевать в гуще населенных пунктов, мирное население неизбежно платит своими жизнями за каждую войну.

Израиль, как и обещал, объявил о введении 48-часового моратория на авиаудары по территории Ливана, в течение которого мирные жители смогут покинуть опасные районы на юге Ливана. После этого операция против боевиков группировки «Хизбалла», как предполагалось, будет продолжена и расширена. Это хорошо звучит — «расширена», но как? Сначала 1 августа вертолеты высадили спецназовцев соединений «Маткаль» и «Шалдаг» около города Баальбек, недалеко от сирийской границы. Атака оказалась для «Хизбаллы» неожиданной, но хода войны не изменила. В остальном сохранялась патовая ситуация. Вместо того чтобы искать и уничтожать «катюши», стали гоняться за боевиками из элитного подразделения «Насер». Приказы на местах командиры ЦАХАЛа получали самые невероятные. Вместо «захватить и удержать деревню Икс или высоту Игрек» командир бригады «Нахаль» полковник Мики Эдельштейн, например, получил приказ от самого Халуца войти в городок Тайбе и «уничтожить 110 террористов». А почему не 111?

Естественно, видя, как туго идет израильское наступление, журналисты бросились выяснять причину стойкости «Хизбаллы». Шейх Хасан Наим Кассем, один из основателей этой организации и заместитель самого Насраллы, признал в интервью, что организация готовилась к конфликту с Израилем с тех пор, как тот вывел свои силы из Южного Ливана в 2000 году, поскольку не была убеждена, что «притязания Израиля на Ливан, несмотря на вывод сил, остались в прошлом». На протяжении последних 6 лет, по его словам, «Хизбалла» наращивала запасы оружия и занималась подготовкой многочисленных бункеров и туннелей: «Если бы не эти приготовления, Ливан был бы сокрушен в течение нескольких часов». Израильская разведка об этих приготовлениях знала, как уже говорилось выше, но она не знала, что война начнется именно 12 июля.

В результате наземное наступление было похоже не на наступление, а на топтание на месте.

Но делать нечего, раз пули уже свистят. И 1 августа правительство Израиля одобрило план расширения сухопутной операции в Ливане, представленный Перецом. Для предотвращения ракетных обстрелов со стороны боевиков израильская армия намерена была создать на юге Ливана буферную зону глубиной несколько километров. Для этого приходилось удвоить количество войск в зоне конфликта. Основную фазу операции израильтяне рассчитывали завершить до конца недели. Аналогичная зона безопасности, существовавшая на юге Ливана до 2000 года, простиралась до реки Литани, которая, как мы помним, протекает в 20—25 км от границы. Израильские войска намеревались оставаться в Ливане до тех пор, пока в регион не прибудут международные миротворческие силы. Так было заявлено.

Для приведения в жизнь распоряжения правительства ВВС Израиля нанесли мощные удары практически во всей приграничной полосе, после чего спецназ и десантники приступили к зачисткам по всему фронту. По сообщению телекомпании «Хизбаллы» «Аль-Манар», ожесточенные бои шли в районе деревушек Адиса, Кфар-Кала и опять у Эйта-а-Шааб. В ходе этих боев были убиты и ранены несколько израильских солдат, подбиты танк и армейский бульдозер.

Но увеличение вовлеченных войск вызвало дикие трудности со снабжением, включая даже снабжение солдат водой и пищей на передовых позициях. Снабженцы оказались готовы к неожиданной для всех войне крайне слабо.

Когда потом разбирались, выяснилось, что ЦАХАЛ затеял какую-то очередную реорганизацию, в разгар которой все и началось, а командование Северным фронтом отдавало противоречивые приказы, и снабжение попадало не в те отделения…

В этот же день президент Сирии Башар Асад выступил с обращением к сирийской армии, призвав ее к повышению бдительности. Башар Асад приказал привести войска в состояние повышенной боеготовности и провести частичную мобилизацию. Он заявил, что Сирия не поддастся международному давлению и не прекратит «поддержку братских сил сопротивления».

Ну, не было печали.

Министр иностранных дел Египта Ахмед Абу Гейт сообщил после встречи с Башаром Асадом, что Сирия выступает против ввода на юг Ливана каких-либо новых международных сил, считая достаточным увеличение численности находящегося здесь контингента временных сил ООН.

Число погибших ливанцев к 1 августа достигло 617 человек, израильтян — 51. Израильской армии удалось продвинуться в глубь ливанской территории на 6—7 км и только на единичных участках. Руководителей «Хизбаллы» израильским силам захватить в плен или ликвидировать с воздуха не удавалось, хотя в прошлом, когда такое решение принималось, их доставали. Предшественник Насраллы, А. Мусауи, был убит в феврале 1992 года в ходе точечной бомбардировки, а за два с половиной года до этого, в июле 1989 года, израильские коммандос похитили в Ливане одного из руководителей «Хизбаллы» шейха — А. К. Обейда, который провел в израильской тюрьме пятнадцать лет.

Армию как подменили!

Впрочем, отдельные успехи были. Пехотная бригада «Александрони» была набрана из резервистов. Она вступила в войну вечером 1 августа, и ее бросок в приморской зоне ливанской границы оказался очень успешным. Командовал ею полковник Шломи Коэн. Бригада захватила несколько деревень без особых потерь.

2 августа по израильской территории было выпущено 215 ракет (грустный рекорд войны). Это был самый массированный обстрел с момента начала израильско-ливанского конфликта. Впервые подвергся обстрелу город Бейт-Шеан, находящийся более чем в 60 км от границы с Ливаном. Всего за 22 дня боев в Израиле были убиты 19 мирных жителей, около 450 получили ранения. Согласно сведениям ливанской спасательной службы «Аль-Игаса», число погибших в Ливане, по уточненным данным, достигло как минимум 828 человек, раненых — 3200.

Но «Хизбалла» продолжала огрызаться, а положение в Ливане — ухудшаться. Так как была введена блокада морского побережья страны, суда не могли войти в ливанские порты. Запасов горючего в Ливане осталось на 2—3 дня. Представители ООН в Иерусалиме бросились к израильским властям с целью получения разрешений на безопасный подход танкеров с горючим к Бейруту.

За 3 августа боевики выпустили по североизраильским городам около 160 ракет, из них 110 — в течение получаса после 16:00. При этом впервые боевики ударили залпом в 40 ракет одновременно по Западной Галилее. Сирены тревоги звучали почти во всех северных городах. На Голанские высоты упали более 30 ракет.

10 ракет разорвались в городе Кирьят-Шмона, восемь — в районе Тверии. Восемь мирных жителей на севере Израиля погибли и около 60 получили ранения в тот четверг. Пятеро из них были убиты севернее Хайфы в Акко, трое — в районе Маалот, 26 человек госпитализированы.

Лидеры мусульманских стран собрались между тем в Малайзии решать, как немедленно прекратить огонь в зоне конфликта, а также срочно ввести туда миротворческие силы. В ходе этой дискуссии президент Ирана Махмуд Ахмадинежад предложил для достижения мира на Ближнем Востоке «уничтожить еврейское государство». Какие еще миротворческие силы?..

Вторая ливанская война. На полях сражений и в политике


Ольмерт же, наоборот, в интервью итальянской газете «Corriere della Sera» заявил, что израильская армия не уйдет из Южного Ливана, пока там не появятся эти силы. По его мнению, и мало кто мог с ним в этом спорить, контингент ООН в Ливане продемонстрировал свою неэффективность, допустив захват Южного Ливана боевиками «Хизбаллы»:

«Эти международные силы должны состоять из... настоящих солдат, а не из пенсионеров, которые приехали в Южный Ливан, чтобы несколько месяцев там бездельничать. Это должна быть армия с боевыми единицами, готовыми к исполнению резолюции ООН»

.
В общем, не с острова Фиджи, добавил он приватно. А общая численность израильских войск, задействованных в Ливане, доросла уже до 10 тысяч.

3 августа, впервые с начала войны, Насралла предложил Израилю перемирие. Выступая в эфире ливанского телевидения, шейх Хасан пообещал прекратить ракетные обстрелы израильской территории, если Израиль перестанет обстреливать жилые кварталы в Ливане. Если же Израиль подвергнет бомбардировке центральные кварталы Бейрута, то «Хизбалла» нанесет удар по Тель-Авиву, все же огрызнулся он.

Израильские летчики тем временем продолжили удары, подвергнув южные предместья Бейрута самой массированной бомбардировке за 24 дня военных действий. В течение часа на один только шиитский квартал Узай было сброшено свыше 25 бомб и примерно шесть ракет. Мощные авиаудары были нанесены по международному аэропорту ливанской столицы и четырем мостам в 20 км к северу от столицы в направлении Сирии. В результате этих ударов еще раз были перерезаны все сухопутные пути для выхода беженцев из Бейрута и заблокирован единственный канал доставки в Бейрут продовольствия. Авиация разбомбила также четыре моста к северу от Бейрута.

В отместку вечером 4 августа ракетному обстрелу подвергся город Хадера, расположенный примерно в 90 км от границы с Ливаном. Это был самый дальний обстрел израильской территории с начала военных действий. По заявлению «Хизбаллы», при обстреле использовались ракеты «Хайбар-1» («Фаджар-5з»). Ракета была выпущена из Тира; в ночь на 5 августа пусковая установка, с которой производился обстрел, была уничтожена.

По данным полиции Израиля, за 4 августа боевики «Хизбаллы» выпустили не менее 200 ракет по израильской территории. Больше всего ракет было выпущено по городу Кирьят-Шмона — 60, по Нагарии — 32, по Маалоту — 14, по Кармиэлю — 11, по Цфату — 6. Представители Ирана впервые признали, что Иран действительно вооружил «Хизбаллу» ракетами дальнего радиуса действия «Зелзаль-2». В интервью иранской газете глава организации Intifada conference Мохташами Пур заявил, что Иран передал ракеты «для защиты Ливана».

В ночь на 5 августа отряд спецназа ВМС Израиля, основываясь на данных радиоэлектронной разведки, нанес удар по одному из координационных центров «Хизбаллы» в городе Тир. ВВС разбомбили пусковую ракетную установку в многострадальной Кане, с которой производился обстрел Хайфы.

6 августа боевики «Хизбаллы» подвергли северные районы Израиля самым интенсивным обстрелам за все время конфликта. В зоне поражения оказались практически все населенные пункты севернее Хайфы. Только по кибуцу Кфар-Гилади неподалеку от ливанской границы за 15 минут было выпущено около 80 ракет. Одна из них разорвалась у пункта сбора резервистов прямо среди людей. В результате погибли 12 человек и еще 14 получили ранения различной степени тяжести. О случившемся завопили все израильские радио, а умельцы «Хизбаллы» слушали радиосообщения и, соответственно, усилили обстрел именно этого кибуца. Одновременно обстреляли Хайфу и убили трех гражданских. После этого события общественное мнение утратило к Ольмерту всякую благосклонность…


Источники:

Штереншис М. В начале ХХI века. История Израиля, 2019.
Ури Мильштейн. Вторая Ливанская война: что там произошло на самом деле.
Малышкин К.А. Проведение операций информационной войны участниками ливано-израильского вооруженного конфликта (июль—август 2006 г.).
Israel and Lebanon: Problematic Proximity. J. Spyer, 2015.
Статьи из Википедии и пр.

Картина дня

))}
Loading...
наверх