Тайная доктрина

1 847 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Чочия
    Много ошибок было допущено царским правительством как в отношения с Японией так и с называемыми европейскими "друзьям...Как враги России ...
  • Wlad Wlad
    Один мой знакомый членкор как-то сказал "Кандидат наук - это МАЛЬЧИК ДЛЯ БИТЬЯ. Он не имеет права на собственное мнен...Аспирантура в Сов...
  • Тамара Фролова
    Ну, если тот обвал, который происходит вокруг и в людях и в природе, называется эволюцией, то даже сказть больше неч...Ученые утверждают...

Работник Рая

Эльфика

Работник Рая

РАБОТНИК РАЯ

Работник Рая

Каждый день Раиса спешила на работу в свою научную лабораторию. Нет, она не была большим ученым. И даже маленьким не была. Она занимала скромную должность лаборанта, и в ее обязанности входило мыть пробирки, колбы и прочие хрупкие стеклянные емкости, а потом стерилизовать их в специальных автоклавах. Потом научные сотрудники забирали все это, чтобы немедленно испачкать разными едкими и липучими веществами и быстренько вернуть Рае, а она снова мыла, оттирала и пропаривала.
И помещение было мрачно-невзрачное: везде белый кафель, металлические столы и мойки, серые и черные технические приспособления, вечно гудящий коричневый короб вентиляции, в общем, ад, да и только.
Раиса считала, что жизнь ее не удалась. Скучные пробирки надоели, а больше она ничего делать не умела. В свое время она очень хотела стать ученым-биологом, но как-то не срослось: в институт не поступила, с горя скоропалительно выскочила замуж, родились ребятишки, быт заел, да так все и покатилось – по накатанной, пыльной и скучной колее. Жила по привычке, звезд с неба не хватала, но и не бедствовала особо. В общем, тянула свою бурлацкую лямку и не жаловалась, только иногда воспоминания одолевали. «Эх, жить бы в Раю, да не с нашим счастьем», - тихо печалилась Раиса, отмывая свои бесконечные пробирки.


И вот однажды старшенький пришел из школы и объявил: «Мам, у нас завтра родительское собрание! Сказали всем быть!». Рая вздохнула, но делать было нечего – сказали быть, значит, надо тащиться.
На собрании выступал лектор. Он рассказывал о том, что родители часто не имеют контакта с собственными детьми, не понимают их, а все потому, что сами забыли, как это – быть маленькими. И что нужно время от времени впадать в детство, чтобы обновить свой взгляд на мир.
Сначала Раиса слушала рассеянно и невнимательно, но постепенно заинтересовалась: лектор говорил очень интересные вещи.
- Дети живут в своем маленьком Раю, - вещал лектор. – Они любят все и всех: и родителей, и гусеницу, и дождик, и плюшевого мишку. Они умеют организовать свое жизненное пространство! Это мы, взрослые, своими запретами и предписаниями приглашаем их поскорее оставить безмятежное детство и создать себе свой персональный Ад, где все серо и скучно, и кругом сплошные обязательства.
Тут Раисе и вовсе стало интересно: уж у нее-то персональный Ад точно имелся, а райской жизни все еще хотелось, не умерла мечта!
- Попробуйте хоть на короткое время побыть ребенком. Понимаю, все вы люди солидные, занятые, выполняете должностные обязанности, и глупостями заниматься вам некогда. Но в таком случае вам будет казаться глупостями все, что не входит в круг ваших обязанностей. То есть почти все, что делают ваши дети. А детям то, что делаете вы, кажется скучным. Какое уж тут взаимопонимание?
Тут Раиса неожиданно для себя вдруг задала вопрос с места:
- А какие глупости вы имеете в виду? Что делать-то?
- Хороший вопрос! – оживился лектор. – Ну, играть в куклы вы вряд ли вот так вот начнете… Побегать босиком по лужам – тоже определенная смелость нужна. А вот знаете что? Для начала дайте имена своим бытовым приборам! И разговаривайте с ними, как с живыми. Глупо? Глупо! Но дети так и поступают. Возможно, у вас даже сказка какая-нибудь сочинится.
В общем, после собрания Раиса пришла задумчивая и даже забыла отругать старшенького за то, что троек нахватал. Потом она закрутилась в домашних делах и так и не нашла времени на глупости. «На работе что-нибудь придумаю», - решила Раиса, и с тем легла спать.
Утром на работе она мыла пробирки и придумывала, какой бы бытовой прибор назначить своим другом и собеседником. Может, стиральную машинку? Или микроволновку? Но дома все время шум, гам, суета, и ей там подумать спокойно некогда, не то что поговорить!
Загружая очередную партию в автоклав, она вдруг замерла: а почему обязательно дома? На работе тоже имеются приборы… Вот, автоклав, например! А что? Вполне симпатичное сооружение, большое и округлое, сверкающее хромированными деталями.
- Я буду звать тебя Автоклава, - сообщила она агрегату. – Назначаю тебя своей подругой. Будем разговаривать!
- Ну наконец-то! – обрадовалась техника. – А я все жду, жду, когда же ты на меня внимание обратишь? А то используешь каждый день, а слова доброго от тебя не дождешься!
- Ой! – вздрогнула Рая. – Это что еще за новости? Это автоклав заговорил, что ли?
- А как же! – подтвердила Автоклава. – Это я говорю. Соскучилась по живому общению. Ну, теперь у нас дело по-другому пойдет!
Дело и правда пошло по-другому. Раисе стало куда веселее целыми днями мыть всякую лабораторную посуду. Да и на работу она теперь шла совсем с другим настроением. Разговаривать с Автоклавой оказалось пусть и глупо, но забавно.
- Раиса, а почему ты столько времени молчала? – поинтересовалась как-то Автоклава.
- А с кем говорить-то, если я в моечной одна? – удивилась Рая.
- Никто никогда не бывает один, - авторитетно заявила Автоклава. – Всегда рядом есть окружающие его люди или предметы.
- Ну, с людьми не всегда можно поговорить, а иногда даже и не хочется, - объяснила Раиса. – А предметы и вовсе молчат.
- Если ты к нам не обращаешься – конечно, мы молчим. А так-то любой предмет имеет свою историю, свое назначение и может рассказать много интересного! – поведала Автоклава. – Надо только уметь слушать. Вот дети умеют! А взрослым, видать, некогда.
- Конечно, некогда, - подтвердила Раиса. – Дети что – при маме и папе, накормлены, напоены, живут себе без забот, без хлопот. Им бы наши проблемы!
- Не надо им ваших проблем, - не согласилась Автоклава. – Да и вам их не надо, только вы сами себе проблемы придумываете, жить без них не можете.
- Ну вот еще, «придумываем»! Скажешь тоже! – нахмурилась Рая. – Они сами заводятся.
- Проблемы – не тараканы, сами не заведутся, - поучающе заметила Автоклава. – Вот если ты не введешь в меня пробирки – разве они введутся сами собой?
- Сравнила: пробирки и проблемы! – фыркнула Раиса.
- А по-моему, одно и то же! – хрюкнула Автоклава. – Да и потом: что считать проблемой? По-моему, все проблемы – это просто задачи, требующие решения. Вот пробирки, да? Они грязные – это проблема. Ты открываешь воду – и смываешь проблему. Потом я прожариваю их – и кто вспомнит, что проблема была?
- Но потом-то они снова пачкаются! – воскликнула Рая. – Не успеешь отмыть, а их уже снова грязными возвращают. И так изо дня в день! Знаешь, как надоело???
- Нет, не знаю, - удивилась Автоклава. – Как может надоесть такое важное и нужное дело???
- Мыть пробирки – важное и нужное дело? – в свою очередь, удивилась Рая. – Вот опыты ставить – это да, важное! Работы научные писать – тоже важное! Доклады на симпозиумах делать – важнее некуда! А пробирки мыть… Да скучнее моей работы просто придумать невозможно!!!
- Ну ты даешь! – возмутилась Автоклава. – Интересно, какие опыты получатся в грязной посуде??? Да если бы мы с тобой не старались, много бы твои ученые работ написали? Нет, подруга, тут я в корне не согласна!
- Знаешь, Клава, а ведь ты права! Я как-то об этом не задумывалась, - призналась Раиса. – Мне всегда казалось, что я самое незначительное звено в процессе.
- Да ты ключевое звено! – внушительно сказала Автоклава. – Между прочим, каждое звено – ключевое. Это же как цепочка: одно звено сломается – и вся цепочка рассыплется. Вот взять хоть меня: одна деталь полетит – и я замру. И ты ведь тоже такая же деталь! Убери тебя – весь процесс встанет!
- Ох, Клава! Как-то странно мне все это слышать, - призналась Раиса. – Я и не подозревала, что мыть пробирки – это так важно. Мне казалось, что это вообще удел неудачников. Кому не удалось пробиться, чего-то достичь – тот и прозябает в моечной…
- Вот здравствуйте! – рассерженно загудела Автоклава. – Хочешь сказать, что и я тут с тобой прозябаю??? Да ничего подобного!!! Я тут выполняю задание государственной важности! Мое дело – микробов уничтожать и доводить лабораторную посуду до немыслимого совершенства! Чем я и занимаюсь со всей душой! Демонстрируя энтузиазм и творческий подход! Я – Творец, понятно??? Какое уж там прозябание, если мне и расслабиться нельзя – до того я важный элемент?
- Клава, да ты не трясись так, а то предохранители еще перегорят, чего доброго! – испугалась Раиса. – Ну, прости, я же не тебя имела в виду, а себя… Это у меня жизнь серая и скучная.
- В голове у тебя все серое и скучное, - медленно остывая, буркнула Автоклава. – А кто за тебя, интересно, раскрашивать будет? Цветочки бы хоть, что ли, развела? Все поярче станет! А если ты намерена и дальше на жизнь жаловаться, то имей в виду: я тебе бойкот объявлю! Я – техника нежная, тонкая, на негативе долго не протяну. Мне положительные эмоции нужны.
- Ладно, ладно! – примирительно сказала Рая. – Не кипятись. До чего ж ты горячая!
- Мы, Автоклавы, такие, - подтвердил агрегат. – Согласно предназначению!
Раиса была женщиной доброй и не ленивой, и предложение про цветочки ей очень запала в душу. Вскоре она принесла несколько горшочков и посадила в них отростки разных цветов. Подоконник сразу оживился, повеселел. Рая осмелела и выпросила у завхоза вместо черной урны яркую голубую, в тон кафелю.
- А я себе думаю, чего все вечно просят, а ты, Раечка, и не зайдешь никогда? – отметил завхоз. - Ну, раз тебе ничего не надо, то и я молчу!
- Мне надо, - ответила Раиса. – Только я раньше не знала, чего мне надо, а теперь начинаю догадываться.
Рая за собственные деньги вместо стандартного белого костюма приобрела красивый, голубенький с синими отворотами, и даже на складе фартук себе поменяла на оптимистично-оранжевый.
Вскоре моечная совершенно преобразилась. Конечно, санитарные нормы не позволяли наклеить обои или разложить повсюду вязаные салфетки, но Раису вдруг осенило: у нее же есть дети, и почему бы не обратиться за помощью к ним? Дети еще не переселились в серый мир взрослых, они обязательно должны были что-то придумать! Пусть даже глупое, зато необычное! К ее удивлению, ребятишки не удивились, зато очень обрадовались.
Она спросила у начальства разрешения, выписала пропуска и привела их к себе на работу – посмотреть, что и как. Им очень понравилось! Особенно Автоклава, хотя она и слова не проронила, но выглядела по этому случаю очень парадной и внушительной.
- Мама, а почему ты нам раньше никогда не рассказывала про свою работу? – спросил старшенький.
- Да вот так получилось, что я ее и за работу не считала, - честно ответила Раиса. - А оказалась – она очень важная и нужная!
Это ребятишки придумали купить цветные наклейки с разными растениями и птицами и прилепить их на кафель. Раиса сделала – и ахнула. Это было совсем другое дело! Теперь, если прищурить глаза, казалось, что вокруг – сад с яркими цветами и причудливыми пернатыми. Красота!
Автоклава была очень довольна.
- Ну вот, я же говорила! – похвалила она. – Никакой серости, ни следа скуки. Очень живенько получилось! Птички, цветочки… Как в раю!
- А что? Разве мы с тобой, творческие работники, не достойны своего персонального Рая? – задорно улыбнулась Раиса.
- Достойны, Рая! – громыхнула Автоклава и замерла. - Ой! Раиса! Ты ж и на самом деле и есть – работник Рая!
- Да! Мы, Творцы, такие, - скромно подтвердила та, загружая в Автоклаву новую порцию лабораторной посуды. – В нашем персональном Раю и работники изобретательные, и Автоклавы просто замечательные! И работник Рая с удовольствием оглядела свой маленький персональный Рай.
«Надо будет как-нибудь взять ребятишек и побегать втроем по лужам, - машинально отметила она. – У меня уже определенно хватит на это смелости!». И она проделала несколько танцевальных па со стулом в руках. Это было, разумеется, глупо – но зато очень, очень позитивно!
Работник Рая

Работник Рая

Картина дня

))}
Loading...
наверх