Тайная доктрина

1 847 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Чочия
    Много ошибок было допущено царским правительством как в отношения с Японией так и с называемыми европейскими "друзьям...Как враги России ...
  • Wlad Wlad
    Один мой знакомый членкор как-то сказал "Кандидат наук - это МАЛЬЧИК ДЛЯ БИТЬЯ. Он не имеет права на собственное мнен...Аспирантура в Сов...
  • Тамара Фролова
    Ну, если тот обвал, который происходит вокруг и в людях и в природе, называется эволюцией, то даже сказть больше неч...Ученые утверждают...

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

Александр Харалужный

 

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

Государство Израиль является совершенно уникальной страной относительно собственного ядерного статуса. По всем официальным заявлениям его властей и по негласной «договоренности» ведущих мировых держав, атомного оружия ЦАХАЛ не имеет. И тем не менее, весь мир прекрасно знает, что израильская армия располагает не просто определённым количеством годных в дело боеголовок, но и полноценной ядерной триадой, способной наносить удары по противнику с земли, моря и воздуха. Как же так могло получиться?


Ответ на данный вопрос кроется прежде всего в понимании того факта, что Израиль практически изначально рассматривался странами Запада в качестве собственного форпоста на Ближнем Востоке. И основным его предназначением в таком контексте было противостояние расширению влияния в этом регионе Советского Союза (хотя и именно СССР в своё время фактически и открыл дорогу для создания Израиля), в том числе и укреплению нашей страной своих военно-стратегических позиций в нем. В свою очередь, соседствующие с Израилем государства арабского мира не то что не скрывали свои намерения относительно уничтожения новосозданного образования, но и всячески подчеркивали его, называя «ошибкой», которая должна быть «исправлена» путем «стирания с географической карты».


В череде не прекращавшихся долгое время вооруженных конфликтов между Тель-Авивом и арабскими странами Запад и СССР пошли каждый своим путем. Наша страна вооружала своих ближневосточных союзников и при необходимости лично вмешивалась в боевые действия, которые они вели против ЦАХАЛ. Поддерживавшие Израиль страны НАТО наряду со снабжением обычным оружием предпочли вложить в его руки ядерный меч в качестве крайнего аргумента устрашения. Вне всяких сомнений, во Франции прекрасно понимали, для каких именно целей Тель-Авиву необходим ядерный реактор, возводившийся их специалистами в пустыне около города Димоны.

Клятвы в том, что атомный объект имеет исключительно мирный характер, которые якобы израильский премьер Бен-Гурион приносил лично Шарлю де Голлю, скорее всего, чистой воды небылицы. Есть основания полагать, что Париж не только помогал израильской стороне в создании реактора для получения оружейного плутония и снабжал необходимыми материалами, но и участвовал в испытаниях израильского ядерного оружия.

А что США?


Еще более "странная" история приключилась с американцами. Израильтяне сперва врали им в глаза насчет того, что под Димоной строится то ли ткацкая фабрика, то ли металлургический комбинат. Когда обман скрывать стало далее невозможно, реактор снова был объявлен объектом «мирной атомной энергетики». При этом, правда, тогдашний президент США Джон Кеннеди, вознамерившийся провести на этой АЭС инспекцию по всем правилам, был убит в Далласе. Среди множества версий его гибели те, которые предполагают участие в ней Моссада (совместно с ЦРУ), вовсе не выглядят самыми нелепыми…

Прочие главы Белого дома уже не пытались устраивать какие-то проверки. Дело было не столько в опасениях за свою жизнь, сколько в том, что признание Вашингтоном факта того, что Израиль тайно и незаконно реализует военную ядерную программу, автоматически отрезало бы государство от внушительной финансовой помощи США – в соответствии с Foreign Aid Act от 1961 года, прямо запрещающего ее в подобных случаях. В Соединенных Штатах давным-давно рассекречена масса официальных документов, полностью подтверждающих, что американцам прекрасно известно о наличии у Израиля ядерного оружия, но при этом совершенно невыгодно его признавать.

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля


В конечном итоге власти Израиля занимают удобную для себя позицию: Договор о нераспространении ядерного оружия страна не подписала, равно как и Конвенцию о физической защите ядерного материала, а также международные соглашения о контроле за ядерным экспортом. Являясь членом МАГАТЭ, это государство, упорно не желающее вопреки множеству документальных доказательств признавать свой ядерный статус, таким образом формально не несет никаких обязательств, возлагаемых на все страны, официально входящие в «атомный клуб». При этом руководством страны и ЦАХАЛ периодически делаются более чем прозрачные намеки на то, что в крайнем случае это «несуществующее» оружие может быть «обрушено на головы врагов Израиля».

Эталоном тут, пожалуй, можно считать слова Голды Меир: «Ядерного оружия у нас нет, но мы его применим, если потребуется…» Сегодня Израилю выгодно обладать этим средством массового поражения без официального наличия соответствующего статуса, то есть иметь возможности для устрашения потенциальных противников, не неся никакой ответственности перед мировым сообществом. Принятие таких «правил», безусловно, является одним из ярчайших проявлений западной политики «двойных стандартов». При условии её дальнейшего продолжения такое ненормальное положение вряд ли может быть исправлено.

Зачем Гитлер 21 июля 1941 года посещал латвийскую Малнаву: из истории Второй мировой

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

Любая информация, имеющая отношение к поездкам главы нацистской Германии на оккупированные в начальной период Великой Отечественной войны советские территории, как правило, окружена огромным количеством домыслов и версий, доискаться до истины за которыми порой бывает непросто. В самой полной мере это относится и к первому визиту Гитлера на захваченную территорию, осуществленному им буквально через месяц после вероломного нападения на СССР. Что он забыл в Малнаве?


Изначально разговоры о том, что 21 июля 1941 года Адольф Гитлер провел какое-то время на территории Малнавского поместья, находящегося на территории нынешней Латвии, большинством серьезных историков воспринимались как сплетни. Да, именно в здании этого поместья, где до войны располагалась сельскохозяйственная школа, на протяжении недели квартировал штаб группы армий «Север», который возглавлял генерал-фельдмаршал Вильгельм фон Лееб. Да, насколько известно, глава Третьего рейха совершал примерно в это время «инспекционные поездки» на Восточный фронт. Но был ли он в Малнаве?

Сомнения развеяли несколько свидетельств: записи, обнаруженные как в дневниках одного из адъютантов Гитлера, так и в специальном альбоме немецкого Генштаба, в которых четко указывалось время и место визита и даже имелось соответствующее фото. Также отыскались живые свидетели, в 1941 году бывшие детьми, учившимися в сельскохозяйственной школе Малнавы и своими глазами видевшие происходившее там 21 июля. Окончательным аргументом стали найденные в архивах кадры кинохроники, на которых машина нацистского лидера проезжает через ворота, которые полностью идентичны въезду в Малнавское поместье. Въезд сохранился до настоящего времени.

Итак, Адольф Гитлер действительно посетил в тот день территорию Латвии, в сущности, уже находившейся в тылу наступавшего на восток Вермахта. Перелет из Германии был осуществлен на специальном военно-транспортном «Юнкерсе», сопровождавшемся таким же точно резервным самолетом и «Мессершмиттами» прикрытия. Для передвижения Гитлера с привычными ему комфортом и помпой были доставлены даже специальные полноприводные шестиколесные автомобили «Мерседес». В поездке главного нациста сопровождали фельдмаршал Вильгельм Кейтель и целая группа «придворных» фотографов и кинохроникеров.

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

Архивное фото, размещенное в латвийской прессе. Совещание в Малнаве 21 июля 1941 года

Однако почему Гитлер выбрал именно эти место и время? Ведь с 22 июня ожесточенные боевые действия велись, как мы знаем, от Баренцева до Черного моря, и практически везде нацистские войска продвигались вперед, пусть и не так быстро, как это предусматривалось планом «Барбаросса»? Не логичнее ли было ожидать появление фюрера где-нибудь на московском направлении, в ставке группы армий «Центр»?

Всё дело в том, что в июле 1941 года Москва не была для Гитлера главной целью, приоритетом в войне. Юг и Юго-Восток Украины, с их промышленными и сельскохозяйственными районами, нефтеносный Кавказ, Поволжье, Дон – вот куда он целился, стремясь захватить эти регионы в первую очередь.

Особое место в людоедских планах Гитлера играл захват Ленинграда. По его глубокому убеждению, оккупация и последующее уничтожение этого города, «колыбели революции», культурной столицы России, помимо решения целого ряда военно-стратегических вопросов, оказали бы громадный деморализующий эффект на противника. Можно не сомневаться, 21 июля он прибыл в штаб Лееба именно для того, чтобы «придать ускорение» наступлению на Ленинград и выяснить, почему группа «Север» продвинулась, по его мнению, недостаточно.

Согласно имеющимся воспоминаниям свидетелей состоявшегося в штабе тяжелого разговора, Гитлер выразил свое крайне неудовольствие действиями инспектируемой группировки войск и заявил, что она «не может толком сосредоточиться» и вообще «все делает неправильно». На попытки генерал-фельдмаршала довести до высокого гостя реальное положение дел, в том числе и проблемы со снабжением войск всем необходимым, фюрер отреагировал крайне резко, на прощание заявив Леебу, что, по его данным, советские военачальники, оставившие Прибалтику, «были все расстреляны». Более чем прозрачный намек… Впрочем, генерал-фельдмаршал отделался лишь отстранением от командования в конце 1941 года, а в 1945 году и вовсе «легким испугом» — повезло сдаться американцам.

Покидая Малнаву, Гитлер находился в самом скверном расположении духа. Он даже демонстративно отказался от участия в завтраке с офицерами и генералами штаба, который был уже накрыт в местной столовой. Мог ли Гитлер в те жаркие дни лета 1941 года начать осознавать всю глубину пропасти, в которую он бросился очертя голову, потащив за собой армию и страну? Вполне. Ведь то сопротивление, которое оказывала Красная Армия, не могло не озадачить противника.

Поездка не осталась без последствий — буквально на следующий день Гитлер подпишет дополнение к директиве ОКВ №33, в соответствии с которой в распоряжение группы армий «Север» для «прикрытия ее правого фланга и окружения Ленинграда» будет передана 3-я танковая группа, снятая с центрального (московского) направления. Все еще бредя завоеваниями, лидер нацистской Германии будет делать одну ошибку за другой.

Аугусто Пиночет: генерал-капитан и диктатор

Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

30 лет назад в Чили произошло то, что многим казалось немыслимым: с поста президента (фактически всевластного диктатора, единолично правившего страной) ушел Аугусто Пиночет. При этом он еще долгие годы оставался главнокомандующим и обладателем высшего воинского звания, а также неприкосновенного статуса. Однако это было началом конца целой эпохи, связанной с человеком, чье имя оказалось вписано в чилийскую и мировую историю кровью.


Надо сказать, что карьеру свою выходец из далеко не аристократичных кругов чилийского общества начинал и строил по самым что ни на есть классическим канонам: четыре года обычного пехотного училища, звание младшего лейтенанта, служба в линейных частях, учеба в Высшей военной академии, преподавательская работа в военных учебных заведениях и снова самая обычная служба на должности командира полка. Также на его счету была работа в чилийской военной миссии в Эквадоре и штабах нескольких дивизий.

До первого по-настоящему высокого звания (бригадного генерала) и командования дивизией Пиночет «оттрубил» больше 30 лет. Возраст 63 года — можно было бы уже задуматься и о достойной пенсии. Однако в это время генерал выходит за пределы чисто армейской службы и становится фигурой уже политической – военным губернатором провинции Тарапака. Три года спустя правительство Народного единства, возглавляемое Сальвадором Альенде, совершает роковую ошибку – Пиночета назначают командующим гарнизоном Сантьяго.

Совершенно не обращая внимания на то, что генерал в написанных им ранее литературных работах на темы геополитики восторгался Гитлером и вообще придерживался крайне правых взглядов, Альенде, свято веривший в то, что в лице Пиночета имеет «наиболее лояльного генерала», и дальше продолжал продвигать своего будущего палача: тот становится сперва начальником Генерального штаба сухопутных войск, а затем и их главнокомандующим. После этого 11 сентября 1973 года в Чили происходит военный переворот, как раз Пиночетом и организованный.

Впрочем, уже давно доказано, что немалую роль в тех кровавых событиях и дальнейшем радикальном смене политического и социально-экономического курса страны сыграли Соединенные Штаты, действовавшие руками ЦРУ и прочих аналогичных структур. Недальновидность Альенде и его товарищей стоила жизни им самим, а также десяткам тысяч чилийцев, ставших жертвами жесточайшего диктаторского режима, расправлявшегося со своими противниками как внутри страны, так и за ее пределами. Точное количество погибших за годы правления Пиночета не установлено по сей день.

С конца 1973 по 1981 год Пиночет являлся председателем военной хунты, образованной сразу после переворота. Правда, остальные ее участники как-то очень уж быстро ушли – кто от власти, а кто и из жизни. С 1974 по 1990 год он был вдобавок президентом Чили (сперва «временным», а с 1981 года – «конституционным», то есть как бы легитимным). А заодно и главнокомандующим вооруженными силами — эту должность Пиночет занимал дольше всего, до 1998 года. Вот тогда-то он и стал генерал-капитаном.

Между прочим, никакой «экзотики» в данном звании нет и близко. В европейских армиях оно появилось еще в XIV- XVI веках, являясь высшим воинским званием, в отличие от звания генералиссимуса, присваивавшегося, как правило, представителям венценосных династий. Что характерно, звания генерал-капитанов удостоились завоеватели Латинской Америки: Эрнан Кортес и Франсиско Писарро. Оно вообще было распространено в Испании и ее колониях. Генерал-капитанами являлись большинство испанских королей (включая нынешнего) и диктатор Франсиско Франко. Тот пошел в своем тщеславии и дальше, став генералиссимусом. У Пиночета, при всем его преклонении перед бесконечно близким ему по духу, идеям и методам каудильо, хватило чувства меры остановиться на генерал-капитане.

К моменту смерти Пиночета (в 2006 году) он был лишен всех статусов государственного деятеля и юридической неприкосновенности и обвинен во множестве тягчайших преступлений. Тем не менее, высокого звания и права на похороны с воинскими почестями у него никто и не отобрал.
Не имеем, но применим: ядерный статус Израиля

Картина дня

))}
Loading...
наверх