Тайная доктрина

1 872 подписчика

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    =0=0=Объяснения эпидем...
  • Юрий Ильинов
    Вадим Макаренко 19 ч. · Пропустил такое удивительное и с точки зрения моей исторической концепции такое важное собы...От "Бригады" к "С...
  • Юрий Ильинов
    200 лет назад с нами навсегда остался Наполеон. Чудо природы, красивый гений, как комета, озаривший этот блеклый ...ПОДВИЖНИЧЕСТВО СЕ...

Старинные головные уборы русских женщин

https://artsgtu

 

Старинные головные уборы русских женщин


В старину головной убор был самым значимым и нарядным предметом женского костюма. Он мог многое рассказать о своей владелице — о ее возрасте, семейном и социальном положении и даже о том, есть ли у нее дети.

 

На Руси девушки носили довольно простые по форме повязки и венки (венцы), оставляя открытыми темя и косу. В день свадьбы девичью косу расплетали и укладывали вокруг головы, то есть «окручивали». Из этого обряда и родилось выражение «окрутить девку», то есть женить ее на себе. В основе традиции покрывать голову лежало древнее представление о том, что волосы впитывают негативную энергию. Девица, впрочем, могла рисковать, демонстрируя косу потенциальным женихам, но простоволосая жена навлекала позор и несчастье на всю семью. Уложенные «по-бабьи» волосы покрывали стягивающейся на затылке шапочкой — повойником или волосником. Сверху надевали головной убор, имевший, в отличие от девичьего, сложную конструкцию. В среднем такой убор состоял из четырех-десяти съемных деталей.

 

Старинные головные уборы русских женщин

 

 

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ РУССКОГО ЮГА

Граница между великорусскими Севером и Югом пролегала по территории современной Московской области. К северной Руси этнографы относят Владимир и Тверь, а к южной — Тулу и Рязань.

Сама Москва испытывала влияние культурных традиций обоих регионов.

 

Женский крестьянский костюм южных областей принципиально отличался от северного. Сельскохозяйственный юг был более консервативным. Крестьяне здесь в целом жили беднее, чем на Русском Севере, где активно велась торговля с иноземными купцами. Вплоть до начала XX века в южнорусских деревнях носили древнейший тип русского костюма — клетчатую понёву (поясная одежда наподобие юбки) и длинную рубаху, украшенный подол которой выглядывал из-под понёвы. По силуэту южнорусский наряд напоминал бочонок, с ним сочетались сороки и кички — головные уборы, отличавшиеся разнообразием фасонов и сложностью конструкции.

 

 

КИКА РОГАТАЯ

 

КИКА РОГАТАЯ

 

Слово «кика» происходит от старославянского «кыка» — «волосы». Это один из древнейших головных уборов, который восходит к образам женских языческих божеств. В представлении славян рога были символом плодородия, потому носить их могла лишь «мужатая баба». В большинстве регионов право носить рогатую кику женщина получала после рождения первого ребенка. Надевали кику и в будни, и в праздники. Чтобы удерживать массивный убор (рога могли достигать 20–30 сантиметров в высоту), женщине приходилось высоко поднимать голову. Так и появилось слово «кичиться» — ходить, задрав нос.

 

С языческой атрибутикой активно боролось духовенство: женщинам запрещалось посещать церковь в рогатых киках. К началу XIX века этот убор практически исчез из обихода, однако в Рязанской губернии его носили вплоть до ХХ века. Сохранилась даже частушка:

Рязанские рога
Не кину никогда.
Буду есть одну мякину,
А рогов своих не кину!

 

 

 

КИКА КОПЫТООБРАЗНАЯ

 

КИКА КОПЫТООБРАЗНАЯ

 

 

«Чело кичное» впервые упоминается в документе 1328 года. Предположительно, в это время женщины уже носили всевозможные производные от рогатой кики — в виде котелка, лопатки, валика. Выросла из рогатой и кичка в виде копыта или подковы. Твердое очелье (налобная часть) обтягивалось богато украшенной материей, часто шитой золотом. Крепилось оно поверх «шапочки» с помощью шнура или лент, повязанных вокруг головы. Подобно подкове, подвешенной над входной дверью, этот убор был призван защищать от дурного глаза. Носили его в праздники все замужние женщины.

 

 

До 1950-х годов такие «копытца» можно было увидеть на деревенских свадьбах в Воронежской области. На фоне черного и белого — основных цветов воронежского женского костюма — шитая золотом кика выглядела как самое дорогое украшение. Сохранилось множество копытообразных кик XIX века, собранных на территории от Липецка до Белгорода — это говорит об их широком распространении в Центрально-Черноземном районе.

 

 

 

СОРОКА ТУЛЬСКАЯ

 

СОРОКА ТУЛЬСКАЯ

 

В разных уголках России один и тот же головной убор назывался по-разному. Поэтому сегодня специалисты не могут окончательно договориться, что считать кикой, а что — сорокой. Путаница в терминах, помноженная на великое разнообразие русских головных уборов, привела к тому, что в литературе под сорокой часто имеется в виду одна из деталей кики и, наоборот, под кикой понимается составная часть сороки. В ряде регионов примерно с XVII века сорока существовала как самостоятельный сложносочиненный убор замужней женщины. Яркий пример тому — тульская сорока.

 

Оправдывая свое «птичье» название, сорока делилась на боковые части — крылья и заднюю — хвост. Хвост представлял собой нашитые по кругу плиссированные разноцветные ленты, что делало его похожим на павлиний. С головным убором рифмовались яркие розетки, которые пришивали на понёву сзади. Такой наряд женщины носили по праздникам, обычно в первые два-три года после свадьбы.

 

Практически все хранящиеся в музеях и личных коллекциях сороки подобного кроя были найдены на территории Тульской губернии.

 

 

 

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ РУССКОГО СЕВЕРА

 

Основой северного женского костюма был сарафан. Впервые он упоминается в Никоновской летописи 1376 года. Изначально укороченные наподобие кафтана сарафаны носили знатные мужчины. Лишь к XVII веку сарафан приобрел знакомый нам вид и окончательно перекочевал в женский гардероб.

 

В документах XVII века впервые встречается слово «кокошник». «Кокошь» по-древнерусски означало «курица». Вероятно, головной убор получил название из-за сходства с куриным гребешком. Он подчеркивал треугольный силуэт сарафана.

 

По одной из версий, кокошник появился на Руси под влиянием византийского костюма. Носили его в первую очередь знатные женщины.

 

После реформы Петра I, запретившего ношение традиционного национального костюма среди дворянства, сарафаны и кокошники остались в гардеробе купчих, мещанок, а также крестьянок, но в более скромном варианте. В этот же период кокошник в комплексе с сарафаном проник в южные регионы, где долго оставался нарядом исключительно богатых женщин. Кокошники украшались гораздо богаче, чем сороки и кики: обшивались жемчугом и стеклярусом, парчой и бархатом, галуном и кружевом.

 

 

 

СБОРНИК (САМШУРА, МОРШЕНЬ)

 

САМШУРА, МОРШЕНЬ

 

Один из самых универсальных головных уборов XVIII–XIX веков имел множество имен и вариантов пошива. Впервые он упоминается в письменных источниках XVII века как самшура (шамшура). Вероятно, это слово было образовано от глагола «шамшить» или «шамкать» — невнятно разговаривать, а в переносном смысле — «мять, жать». В толковом словаре Владимира Даля самшура определялась как «вологодский головной убор замужней женщины».

 

Объединяла все уборы этого типа собранная или «сморщенная» шапочка. Низкий моршень, похожий на чепец, был частью скорее повседневного костюма. Высокий же выглядел внушительно, как хрестоматийный кокошник, и надевался в праздники. Повседневный сборник шили из более дешевой ткани, а поверх него надевали платок. Сборник старой женщины мог выглядеть как простой черный чепчик. Праздничные уборы молодых покрывали позументной лентой, расшивали драгоценными камнями.

 

Этот вид кокошника пришел из северных регионов — Вологды, Архангельска, Вятки. Полюбился женщинам в Центральной России, попал в Западную Сибирь, Забайкалье, на Алтай. Вместе с предметом распространилось и само слово. В XIX веке под названием «самшура» в разных губерниях стали понимать разные типы головного убора.

 

 

 

КОКОШНИК ПСКОВСКИЙ (ШИШАК)

 

КОКОШНИК ПСКОВСКИЙ (ШИШАК)

 

Классический силуэт в форме вытянутого треугольника имела псковская версия кокошника — свадебный головной убор шишак. Шишечки, давшие ему название, символизировали плодородие. Бытовала поговорка: «Сколько шишек, столько детишек». Их нашивали на переднюю часть шишака, украшая жемчугом. По нижней кромке пришивалась жемчужная сеточка — поднизь. Поверх шишака новобрачная надевала белый шитый золотом платок. Один такой кокошник стоил от 2 до 7 тысяч рублей серебром, потому хранился в семье как реликвия, передавался от матери к дочери.

 

Наибольшую известность псковский кокошник получил в XVIII–XIX веках. Особенно славились уборы, созданные мастерицами Торопецкого уезда Псковской губернии. Оттого шишаки часто называли торопецкими кокошниками. Сохранилось немало портретов торопчанок в жемчужном уборе, прославившем этот край.

 

 

 

ТВЕРСКОЙ «КАБЛУЧОК»

 

ТВЕРСКОЙ «КАБЛУЧОК»

 

Цилиндрический «каблучок» был в моде в конце XVIII и на протяжении всего XIX века. Это одна из самых оригинальных разновидностей кокошника. Носили его в праздники, поэтому шили из шелка, бархата, золотого галуна, украшали каменьями. Под «каблучок», похожий на небольшой колпак, надевалась широкая жемчужная поднизь. Она покрывала всю голову, потому что сам компактный головной убор прикрывал лишь макушку. «Каблучок» был настолько распространен в Тверской губернии, что стал своеобразной «визитной карточкой» региона. Особую слабость к нему питали художники, работавшие с «русскими» темами. Андрей Рябушкин изобразил женщину в тверском кокошнике на картине «Воскресный день» (1889). Этот же убор изображен на «Портрете жены купца Образцова» (1830) Алексея Венецианова. Свою жену Марфу Афанасьевну Венецианов также написал в костюме тверской купчихи с непременным «каблучком» (1830).

 

К концу XIX века на территории всей России сложные головные уборы стали уступать место шалям, напоминавшим древнерусский платок — убрус. Сама традиция повязывания платка сохранилась еще со Средневековья, а в период расцвета промышленного ткачества получила новую жизнь. Повсеместно продавались заводские шали, сотканные из качественных дорогих нитей. По старой традиции, замужние женщины носили платки и шали поверх повойника, тщательно закрывая волосы. Трудоемкий процесс создания уникального головного убора, который передавался из поколения в поколение, канул в лету.

-ö-ö-

Русская коса девичья краса


Расти, коса, до пояса, не вырони ни волоса.
Расти, косонька, до пят — все волосоньки в ряд.
Эту присказку знали наши бабушки, когда еще сами были девочками.

 

Из нее можно заключить, что самая древняя прическа на Руси — коса, но это не так. Сначала носили распущенные волосы. А чтобы они не падали на глаза, держали пряди обручем или перевязывали лентой. Обруч делали деревянным, из луба или бересты. И обшивали тканью, отделывали бисером, крашеным ковылем, птичьими перьями, живыми или искусственными цветами.

 

Русская коса девичья краса

 

Ну а косы появились намного позже. Русские девочки заплетали только одну косу. И этим отличались от мам, которым полагались две. Девушки Беларуси и Восточной Украины одну косу заплетали лишь по праздникам. А в рабочие дни плели по две и укладывали на голове венцом. На западе Украины одна коса вовсе была неизвестна. Две, четыре и больше косичек украшали прически местных девушек. Называли их «мелкие косички» или «дрибушки».

 

До замужества девушки носили одну косу. На девичнике подруженьки с воем и плачем, обусловленными, вероятно, завистью, переплетали одну косу в две. Именно две косы носили замужние женщины на Руси. Одна коса питала жизнью ее, а другая – будущее потомство. Считалось, что в женских волосах хранится сила, способная энергетически поддерживать ее семью. Их укладывали в качестве короны на голове или связывали лентой, чтобы легче было надеть головной убор. С момента вступления женщины в брак никто, кроме мужа, естественно, больше не видел ее кос. На Руси женщины обязательно закрывали голову повойником, сорвать головной убор считалось страшнейшим оскорблением (опростоволоситься – значит опозориться). Худшим оскорблением было разве что обрезание косы. Как-то один барин в ярости отрезал жиденькую косичку своей служанке, а потом успокаивал своих возмущенных крестьян, да еще и штраф выплачивал. Если девушка обрезала косу самостоятельно, то, скорее всего, она оплакивала погибшего жениха, и обрезание волос было для нее выражением глубокой скорби и нежелания выходить замуж. Дернуть за косу означало оскорбить девушку.

 

Кстати, тех, кто осмеливался сорвать головной убор с женщины, тоже наказывали серьезными штрафами. Только штрафы, похоже, шли вовсе не на поправку морального состояния жертвы, а в государственную казну.

 

Но косу могли обрезать и насильственно — скажем, если девушка расставалась с невинностью до брака. Это уже во времена принятия христианства, потому что в языческие времена наличие добрачного ребенка не было помехой для свадьбы и даже наоборот: плодовитость девушки была подтвержденной живым свершившимся фактом. Потом нравы стали строже, и та, которая позволяла себе вольности до свадьбы, могла в наказание расстаться с волосами — также их могла отрезать ревнивая соперница.

 

Кроме того, в некоторых местах существовал любопытный обычай, когда косу девушке отрезали перед вступлением в брак, и она дарила ее своему мужу, как бы говоря этим, что отдает ему всю свою жизнь, а потом под платком отращивала новую. В случае нападения врагов — печенегов или половцев, например — муж мог взять девическую косу жены с собой в сражение, как оберег от несчастий и сглаза. А если враги врывались в славянские поселения, то они, помимо логически объяснимого грабежа, насилия и убийств, могли отрезать женщинам волосы.

 

 

Русская коса девичья краса

 

Во время беременности волосы не стригли, так как энергию женщина брала не только для себя, но и для ребенка. Остричь волосы во время беременности значило лишить своего нерожденного ребенка поддержки. Волосы традиционно считались вместилищем жизненной силы, поэтому маленьких детей обычно не стригли до определенного возраста (обычно до 3-5 лет). У славян первая стрижка волос выступала как особый обряд, который так и назывался — пострижины. В княжеских семьях мальчика к тому же в день пострижин впервые сажали на коня. А новорожденного ребёнка до года не рекомендуется даже причёсывать, не только стричь.

 

Детям в малом возрасте волосы расчёсывали родители, потом они делали это самостоятельно. Доверить расчёсывать свои волосы могли только тому, кого хорошо знают и кого любят. Девушка могла позволить расчёсывать свои волосы только своему избраннику или мужу.

 

Детям до 12 лет даже кончики волос не подстригали, чтобы не состричь ум, постигающий жизнь, законы Рода и Мироздания, чтобы не лишить их жизненной силы, даруемой Природой и обереговой силы.

 

Подравнивание кончиков волос на длину не больше одного ногтя у молодых людей старше 16 лет совершалось для того, чтобы волосы быстрее росли, и это деяние можно было совершать только в дни новолуния.

 

Интересно, что старым девам строго-настрого запрещалось переплетать одну косу в две, им запрещалось также носить кокошник.

 

Маленьким девочкам заплетали так называемые трехлучевые косы, которые были символом объединения Яви, Нави и Прави (настоящего, прошлого и будущего). Коса располагалась строго по направлению позвоночника, так как, по мнению наших предков, служила для наполнения человека через хребет жизненными силами. Длинная коса сохраняла женскую силу для будущего мужа. Плетение кос защищало женщин от сглаза, негатива и зла.

 

 

Русская коса девичья краса

 

Коса была не просто прической. Она могла многое рассказать о своей обладательнице. Так, если девушка носила одну косу, то она находилась в «активном поиске». В косе появилась лента? Девица на выданье, и все потенциальные кандидаты в срочном порядке должны засылать сватов. Если же в косе появились две ленты, и вплетены они были не от начала косы, а от ее середины, – все, «сушите весла», или, как говорится, кто не успел, тот опоздал: у девицы появился жених. И не просто тот, который глазки строит да в переглядки играет, а официальный, потому что ленты означали еще и полученное от родителей благословение на брак.

 

Расчесывание волос было подобно священному ритуалу, ведь во время процедуры можно было прикоснуться к жизненной энергии человека. Видимо, с целью восстановления утраченных за день жизненных сил и требовалось провести по волосам гребнем не менее 40 раз. Малышам могли расчесывать их волосенки только родители, а затем человек уже сам проделывал эту ежедневную процедуру. Интересно, что девушка могла позволить расплести свою косу и расчесать волосы только своему избраннику или мужу.

 

О том, что обрезание волос коренным образом меняет жизнь, похоже, хорошо знали в старину. Отсюда и сохранившаяся до наших дней примета о том, что беременным женщинам крайне нежелательно стричь волосы. Добровольно, а иногда и с благоговейным трепетом, позволяли отрезать свои косы только женщины, находящиеся в состоянии сильнейшего душевного потрясения, например, при монашеском постриге. Волосы в Древней Руси вообще не имели привычки стричь, и этот обычай сохранился в современных мужских монастырях.

 

Коса толщиной в руку считалась эталоном женской красоты на Руси. Здоровые и блестящие волосы лучше слов льстивых сватов могли сказать о будущей жене. К сожалению, не все красавицы могли похвастаться толстенными длинными косами. О наращивании, понятно, на Руси и слыхом не слыхивали. Вот и прибегали барышни к обману – вплетали в свои косички волосы из конских хвостов. А что делать, замуж-то всем хочется!

 

Длинные волосы являются признаком хорошего здоровья, красоты и женской внутренней силы, а значит, подсознательно нравятся мужчинам. По статистике, мужчины, оценивая женщин, ставят женские волосы на третье место после фигуры и глаз.

 

Был проведен эксперимент: дети 5 лет, рисуя свою маму, в 95 % случаев рисовали ее с длинными волосами, несмотря на то, что у мам были короткие стрижки. Это говорит о том, что образ мамы – нежный, добрый и ласковый, подсознательно связывается у маленьких детей с длинными волосами. Та же статистика утверждает, что 80% мужчин соотносят короткие стрижки с мужественностью и агрессией.

 

Длинные волосы дают женщине силу, но что важно: их нельзя носить распущенными. Распустить длинные волосы было неприлично, это как обнажиться. «Распустила Маша косы, а за нею все матросы».

 

 

Русская коса девичья краса

 

Распускание волос в присутствии мужчины означало приглашение к близости. Поэтому раньше женщине было нельзя распускать волосы при посторонних. Женщины, которые носили распущенные волосы были падшими, их называли «РАСПУТНИЦАМИ».

 

Распускать волосы было не принято также и потому, что считалось небезопасным разбрасываться энергией и силой, распуская волосы. Поэтому волосы забирали и заплетали в косы. Ведь женщина распуская волосы, могла привлечь чужие взгляды, могла вызвать зависть недоброжелателей. Женщины себя блюли в этом смысле, так как они знали, что в их руках энергетическая защита семьи и своего дома.

 

Женские волосы обладают очень мощной сексуальной притягательностью, наверное, поэтому замужние женщины могли показывать свои волосы только мужу, а в остальное время носили платок. Поэтому, женщина в храме должна надевать платок, чтобы не смущать мужчин и не отвлекать их от молитвы.

 

А также платок символизирует власть мужа и женскую покорность и смирение. Только незамужние женщины могли раньше не прикрывать голову платком в храмах.

 

Очень важно знать о том, какой силой обладают женские волосы и использовать эти знания себе во благо, а главное помнить что волосы – это наше достоинство и наша гордость.

Картина дня

наверх