На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Тайная доктрина

2 012 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    «Универсальный солдат». Российские военные заполучили ценный трофей Российская армия «затрофеила» эстонский боевой р...Заткнулась бы ты,...
  • Василий Топчий
    Путин ошибается в стратегии по украине. Посмотрел фильм Шугалей и понял, что Суровикина сослали в ссылку в Ливию. Там...Путин ошибается в...
  • Александр Шентябин
    Удачи нам и терпения!Путин ошибается в...

12 ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОД ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

http://s30662109275.mirtesen.ru/blog/43084609333/11--GENETIC...

Происхождение каменного угля

Принято считать, что основные залежи ископаемого каменного угля сформировались преимущественно в отдельный период времени, когда на Земле сложились наиболее благоприятные для этого условия. По связи этого периода с углем он и получил свое название каменноугольного периода, или карбона (от англ.

«carbon» – «уголь»).

Начало карбона, по мнению ученых, знаменуется значительным изменением условий на поверхности планеты – климат стал существенно более влажным и теплым, чем в предыдущий период.

В бесчисленных лагунах, дельтах рек и топях воцарилась буйная тепло- и влаголюбивая флора. В местах ее массового развития скапливались колоссальные количества торфообразного растительного вещества, и, со временем, под действием химических процессов, они преобразовывались в обширные залежи каменного угля.

В пластах угля часто встречаются (как считают геологи и палеоботаники) «прекрасно сохранившиеся остатки растений, свидетельствующие о том», что в ходе каменноугольного периода на Земле появилось много новых видов флоры. Это было буквально время буйства растительной зелени.

Рис. 202. Восход солнца в лесу карбона

Процесс же образования каменного угля чаще всего описывается так:

«Каменноугольной эта система называется потому, что среди ее слоев проходят наиболее мощные прослойки каменного угля, какие известны на Земле. Пласты каменного угля произошли благодаря обугливанию остатков растений, целыми массами погребенных в наносах. В одних случаях материалом для образования углей служили скопления водорослей, в других – скопления спор или иных мелких частей растений, в третьих – стволы, ветви и листья крупных растений».

С течением времени в подобных органических останках, как полагают, ткани растений медленно теряют часть составляющих их соединений, выделяемых в газообразном состоянии, часть же, и особенно углерод, прессуются тяжестью навалившихся на них осадков и превращаются в каменный уголь. Сначала торф превращается в бурый уголь, затем в каменный уголь и наконец в антрацит. Происходит все это при высоких температурах.

«Антрациты – угли, которые изменены действием жара. Куски антрацита переполнены массою мелких пор, образованных пузырьками газа, выделявшегося при действии жара за счет водорода и кислорода, содержавшихся в угле. Источником жара, как полагают, могло быть соседство с извержениями базальтовых лав по трещинам земной коры».

Как считается, под давлением наслоений осадков толщиной в 1 километр из 20-метрового слоя торфа получается пласт бурого угля толщиной 4 метра. Если глубина погребения растительного материала достигает 3 километров, то такой же слой торфа превратится в пласт каменного угля толщиной 2 метра. На большей глубине, порядка 6 километров, и при более высокой температуре 20-метровый слой торфа становится пластом антрацита толщиной в 1,5 метра.

В заключение отметим, что в целом ряде источников цепочку «торф – бурый уголь – каменный уголь – антрацит» дополняют графитом и даже алмазом, получая в итоге цепь преобразований: «торф – бурый уголь – каменный уголь – антрацит – графит – алмаз»…

Огромное количество углей, которые вот уже более столетия питают мировую индустрию, по «общепринятому» мнению, указывает на громадную протяженность болотистых лесов каменноугольной эпохи.

Рис. 203. Добыча каменного угля в открытом разрезе

Против приведенной выше так называемой биогенной (органической) версии происхождения каменного угля активно выступают креационисты, которых возраст угольных пластов в сотни миллионов лет никак не устраивает, поскольку он противоречит текстам Ветхого Завета. Они тщательно собирают аргументы, указывающие на противоречия между этой теорией и реальным характером залегания угольных пластов. И если абстрагироваться от приверженности креационистов версии слишком короткой истории нашей планеты (всего не более десятка тысяч лет, как следует из Ветхого Завета) следует признать, что целый ряд их аргументов весьма серьезен. Например, они подметили такую довольно часто встречающуюся странную особенность месторождений каменного угля как непараллельность его разных слоев.

«В чрезвычайно редких случаях пласты каменного угля залегают параллельно друг другу. Почти что все залежи каменного угля в какой-то момент разделяются на два и более отдельных пласта. Объединение уже почти расколотого пласта с другим, расположенным выше, время от времени проявляется в залежах в виде Z-образных соединений. Трудно себе представить, как два расположенных друг над другом пласта должны были возникнуть благодаря отложению росших и сменивших друг друга лесов, если они связаны друг с другом скученными группами складок или даже Z-образными соединениями. Связующий диагональный пласт Z-образного соединения является особенно ярким доказательством того, что оба пласта, которые он связывает, изначально были образованы одновременно и являли собой один пласт, теперь же являются двумя параллельно расположенными друг над другом горизонталями окаменелой растительности» (Р.Юнкер, З.Шерер, «История происхождения и развития жизни»).

Подобные складки и Z-образные соединения в корне противоречат «общепринятому» сценарию происхождения каменного угля. И в рамках этого сценария складки и Z-образные соединения абсолютно не находят объяснения. А ведь речь идет об эмпирических данных, встречающихся повсеместно!..

Рис. 204. Z-образные соединения угольных пластов в районе Оберхаузена-Дуйсбурга

Более детально с аргументами против биогенной версии образования каменного угля можно ознакомиться в моей книге «Сенсационная история Земли», которая уже упоминалась ранее. Мы же здесь приведем лишь еще один факт, на который креационисты не обратили внимания, но который является просто «убийственным» для «общепринятой» теории.

Посмотрим на бурый и каменный уголь с позиций химического состава.

При добыче угля серьезное значение имеет содержание в нем минеральных примесей, или так называемая «зольность», которая колеблется в широких пределах – от 10 до 60%. Так, зольность углей Донецкого, Кузнецкого и Канско-Ачинского бассейнов равна 10-15%, Карагандинского – 15-30%, Экибастузского – 30-60%.

А что такое «зольность»?.. И что представляют из себя эти самые «минеральные примеси»?..

Помимо глинистых включений, появление которых в процессе накопления исходного торфа (если придерживаться версии образования угля именно из торфа) вполне естественно, среди примесей чаще всего упоминается… сера!

«В процессе торфообразования в уголь попадают разные элементы, бóльшая часть которых концентрируется в золе. Когда уголь сгорает, сера и некоторые летучие элементы выделяются в атмосферу. Относительное содержание серы и золообразующих веществ в угле определяют сортность угля. В высокосортном угле меньше серы и меньше золы, чем в низкосортном, поэтому он пользуется бóльшим спросом и дороже.

Хотя содержание серы в углях может меняться от 1 до 10%, в большинстве углей, используемых в промышленности, ее содержание составляет 1-5%. Однако примеси серы нежелательны даже в небольших количествах. Когда уголь сгорает, бóльшая часть серы выделяется в атмосферу в виде вредных загрязняющих веществ – оксидов серы. Кроме того, примесь серы оказывает негативное влияние на качество кокса и стали, выплавленной на основе использования такого кокса. Соединяясь с кислородом и водой, сера образует серную кислоту, корродирующую механизмы работающих на угле тепловых электростанций. Серная кислота присутствует в шахтных водах, просачивающихся из отработанных выработок, в шахтных и вскрышных отвалах, загрязняя окружающую среду и препятствуя развитию растительности».

И вот тут возникает очень серьезный вопрос – а откуда в каменном угле появилась сера?!. Точнее: откуда она появилась в таком большом количестве?!. Вплоть аж до десяти процентов!..

Рис. 205. На торфяном болоте

Готов биться об заклад – даже при своем далеко не полном образовании в области органической химии – в древесине подобных количеств серы никогда не было и быть не могло!.. Ни в древесине, ни в другой растительности, которая могла бы стать основой торфа, в дальнейшем преобразовавшегося в уголь!.. Там серы меньше на несколько порядков!..

Более того. Если набрать в поисковой системе сочетание слов «сера» и «древесина», то чаще всего высвечиваются всего два варианта, оба из которых связаны с «искусственно-прикладным» использованием серы – для консервации древесины и для борьбы с вредителями. В первом случае используется свойство серы кристаллизоваться – она закупоривает поры дерева и при обычной температуре из них не удаляется. Во втором – применение основывается на ядовитых свойствах серы даже в малых ее количествах.

Если серы в исходном торфе было так много, то как могли вообще расти деревья, его образовавшие?.. Или по каким-то непонятным причинам некая «древняя сера», вопреки своему современному поведению, не закупоривала поры древних растений?..

И как вместо того, чтобы повымирать, наоборот чувствовали себя более чем уютно все те насекомые, которые плодились в каменноугольный период и в более позднее время в неимоверных количествах и питались соком растений, в котором было столько ядовитой серы?.. Впрочем, и сейчас болотистая местность создает для насекомых весьма комфортные условия…

А ведь серы в каменном угле не просто много, а очень много!.. Раз уж речь идет вообще даже о серной кислоте!..

И более того – каменный уголь нередко сопровождают залежи такого полезного в хозяйстве соединения серы как серный колчедан. Причем залежи столь большие, что организуется его добыча в промышленном масштабе!..

«…в Донецком бассейне также добыча угля и антрацита Каменноугольного периода идет параллельно разработке здесь же добываемых железных руд… Серный колчедан – почти постоянный спутник каменного угля и притом иногда в таком количестве, что делает его негодным к употреблению (напр. уголь Московского бассейна). Серный колчедан идет на выработку серной кислоты, из него же путем метаморфизации произошли… железные руды».

Это – уже не загадка. Это – прямое и непосредственное противоречие между теорией образования угля из торфа и реальными эмпирическими данными!!!

Абиогенная теория

Оказывается, есть вариант, который позволяет обойтись без подобных противоречий фактам. Однако он связан с происхождением каменного (и бурого) угля вовсе не из древних растений, как полагает «общепринятая» версия.

Ранее мы уже упоминали гипотезу растущей Земли, согласно которой процесс расширения нашей планеты происходит вследствие разложения гидридов в земном ядре. Гидриды земного ядра распадаются на составляющие их металлы (железо и никель) и водород, который при этом устремляется вверх к поверхности планеты. По пути водород, как химически весьма активное вещество, вступает во взаимодействие с различными другими элементами, содержащимися в мантии. В частности, соединяясь с углеродом, он образует метан – СН4. И вот именно метан, поступающий из недр планеты, а не древние растения, оказывается «исходным материалом» для образования каменного угля. Как это происходит, подробно описано в монографии «Неизвестный водород» С.Дигонского и В.Тена.

Рис. 206. Монография «Неизвестный водород»

«Учитывая признанную роль глубинных газов, а также на основании материала, изложенного в главе 1, генетическую связь естественных углеродистых веществ с ювенильным водородно-метановым флюидом можно описать следующим образом.

1. Из газофазной системы С-О-Н (метан, водород, диоксид углерода) могут быть синтезированы твердые и жидкие углеродистые вещества – как в искусственных условиях, так и в природе.

2. Природный алмаз образуется при мгновенном нагреве естественных газообразных соединений углерода.

3. Пиролиз метана, разбавленного водородом, в искусственных условиях приводит к синтезу пиролитического графита, а в природе – к образованию графита и, скорее всего, всех разновидностей угля.

4. Пиролиз чистого метана в искусственных условиях приводит к синтезу сажи, а в природе – к образованию шунгита.

5. Пиролиз метана, разбавленного диоксидом углерода, в искусственных условиях приводит к синтезу жидких и твердых углеводородов, а в природе – к образованию всего генетического ряда битумонозных веществ» (С.Дигонский, В.Тен, «Неизвестный водород»).

Упоминающаяся в цитате глава 1 данной монографии называется «Полиморфизм твердых веществ» и в значительной степени посвящена кристаллографической структуре графита и ее образованию в ходе постадийного превращения метана под воздействием тепла (то есть в ходе пиролиза) в графит, которое обычно изображают в виде лишь общего уравнения:

СН4 → Сграфит + 2Н2

Но этот общий вид уравнения скрадывает важнейшие детали процесса, который на самом деле протекает…

«…в соответствии с правилом Гей-Люсака и Оствальда, по которому при любом химическом процессе первоначально возникает не наиболее устойчивое конечное состояние системы, а наименее устойчивое состояние, наиболее близкое по значению энергии к исходному состоянию системы, т.е., если между исходным и конечным состояниями системы существует ряд промежуточных относительно устойчивых состояний, они будут последовательно сменять друг друга в порядке ступенчатого изменения энергии. Это «правило ступенчатых переходов», или «закон последовательных реакций», соответствует и принципам термодинамики, поскольку при этом имеет место монотонное изменение энергии от начального до конечного состояния, принимающей последовательно все возможные промежуточные значения» (С.Дигонский, В.Тен, «Неизвестный водород»).

Это означает, что метан не просто теряет атомы водорода в ходе пиролиза, а проходит последовательно стадии «остатков» с различным количеством водорода (то есть с образованием так называемых радикалов). И эти «остатки» также участвуют в реакциях, взаимодействуя в том числе и между собой и образуя новые сложные соединения.

Например, реакции могут протекать по следующим цепочкам:

CH4 ® CH3 + H ® H2 + C2H6

C2H6 ® C2H5 + H

C2H5 + CH3 ® C4H10 + C3H8

C3H8 ® C3H7 + H

C3H7 + C2H5 ® C6H14 + C5H12

…и т.д.

Именно такие цепочки оказываются более энергетически выгодными по сравнению с полной потерей метаном водорода. И как можно видеть, они ведут к образованию сложных углеводородов!..

В приложении же к процессу образования графита из метана, как выясняется, предпочтительными оказываются цепочки, ведущие к образованию бензольных колец. А это в свою очередь приводит к тому, что кристаллографическая структура графита представляет, по сути, соединенные между собой вовсе не атомы «чистого» углерода (расположенные, как учат до сих в школе, в узлах квадратной сетки, соответствующей четырехвалентному состоянию этого «чистого» углерода), а шестигранники бензольных колец, лишенных водорода!.. Получается, что графит – сложный углеводород, в котором просто осталось очень мало водорода (только лишь по «крайним» в структуре бензольным кольцам)!..

На фотографиях кристаллического графита с многократным увеличением, это отчетливо видно – кристаллы имеют ярко выраженную гексагональную (то есть шестиугольную) форму, а вовсе не квадратную, как это часто ошибочно представляют.

Рис. 207. Монокристалл естественного графита при 300-кратном увеличении

Собственно, из всей упомянутой и частично представленной здесь Главы 1 монографии «Неизвестный водород» нам тут важна всего одна идея. Идея о том, что в процессе разложения метана совершенно естественным образом происходит образование сложных углеводородов! Происходит потому, что оказывается энергетически выгодным!

И не только газообразных или жидких углеводородов, но и твердых!

И что еще очень важно – речь идет не о каких-то сугубо теоретических изысканиях, а о результатах весьма обширных эмпирических исследований. Исследований, некоторые направления из которых, по сути, давно поставлены на поток – изделия из пиролитического графита широко используются в разных отраслях...

Рис. 208. Изделия из пиролитического графита

Но как же тогда быть с «главным козырем» версии органического происхождения бурого и каменного угля – наличием в них «углефицированных растительных остатков»?..

Такие «углефицированные растительные остатки» находят в залежах угля в огромных количествах. А палеоботаники «уверенно определяют вид растений» в этих «остатках». Именно на основании обилия этих «остатков» сделан вывод о чуть ли не тропических условиях в громадных регионах нашей планеты и буйном расцвете растительного мира в Каменноугольный период. Более того – даже «возраст» залежей угля «определяется» по видам растительности, которая «отпечаталась» и «сохранилась» в виде «остатков» в этом угле…

Действительно, на первый взгляд такой козырь кажется неубиенным.

Но это только на первый взгляд. На самом деле «неубиенный козырь» убивается довольно легко. Что я сейчас и сделаю. Сделаю «чужими руками», обратившись все к той же монографии «Неизвестный водород»…

«В 1973 году в журнале «Знание – сила» была опубликована статья великого биолога А.А.Любищева «Морозные узоры на стеклах» [«Знание – сила», 1973, № 7, с.23-26]. В этой статье он обратил внимание на поразительное внешнее сходство ледяных узоров с разнообразными растительными структурами. Считая, что существуют общие законы, управляющие образованием форм в живой природе и неорганической материи, А.А.Любищев отметил, что один из ботаников принял фотографию ледяного узора на стекле за фотографию чертополоха.

С точки зрения химии, морозные узоры на стекле – это результат газофазной кристаллизации паров воды на холодной подложке. Естественно, вода – не единственное вещество, способное при кристаллизации из газовой фазы, раствора или расплава образовывать подобные узоры. При этом никто не пытается – даже при чрезвычайном сходстве – установить генетическую связь неорганических дендритных [похожих на растительные] образований с растениями. Однако совсем другие рассуждения можно услышать, если растительные узоры или формы приобретают кристаллизующиеся из газовой фазы углеродистые вещества, как показано на рис. 209, заимствованном из работы (В.И.Березкин, «О сажевой модели происхождения карельских шунгитов», Геология и физика, 2005. т.46, № 10, с.1093-1101).

При получении пиролитического графита путем пиролиза метана, разбавленного водородом, было установлено, что в стороне от газового потока в застойных зонах образуются дендритные формы, весьма похожие на «растительные остатки», наглядно свидетельствующие о растительном происхождении ископаемых углей» (С.Дигонский, В.Тен, «Неизвестный водород»).

Рис. 209. Углеродные волокна: а – в природном шунгите, б – синтезируемые

Далее приведу некоторые фотографии образований, которые являются вовсе не отпечатками в каменном угле, а «побочным продуктом» при пиролизе метана в разных условиях. Это – фотографии как из монографии «Неизвестный водород», так и из личного архива Сергея Дигонского. который мне их любезно предоставил.

Приведу практически без комментариев, которые тут, на мой взгляд, будут просто излишними…

Рис. 210. «Образцы спор и пыльцы растений»

Рис. 211. «Остатки водорослей»

Рис. 212. «Веточки» из пирографита

Рис. 213. «Растения» из пирографита

Рис. 214. «Срез ствола дерева»

Рис. 215. «Углефицированный лист»

Рис. 216. «Углефицированное растение»

Рис. 217. «Растение», полученное при газофазном осаждении пиролитического графита

Рис. 218. Образец пиролитического графита с «растительными узорами»

Все!!!

Козырная карта бита…

У «достоверно научно установленной» версии органического происхождения каменного угля (и прочих ископаемых углеводородов) не осталось ни одной сколь-нибудь серьезной реальной опоры. Якобы «растительные остатки и отпечатки» в каменном угле являются вовсе не свидетельством реальных древних растений, а всего лишь результатом действия неких (еще пока неизвестных нам) принципов самоорганизации материи в ходе пиролиза метана.

Однако абиогенное (то есть небиологическое) происхождение каменного угля имеет важные последствия не только для палеоботаники.

Дело в том, что в рамках биогенной версии на образование каменного угля требовались многие миллионы лет. Сначала длительное время должны были накапливаться растительные осадки, затем требовалось время на то, чтобы эти остатки попали в подходящие условия (сверху должны были образоваться другие слои, создающие большое давление), и наконец – еще дополнительное время на процесс «углефикации» (в условиях высокого давления и температуры).

В рамках же абиогенной теории все иначе.

Достаточно ясно, что достигший поверхности Земли метан просто растворится в атмосфере. Для образования же из него каменного угля, метан должен вступить в реакцию пиролиза где-то в самой земной коре – либо в уже имеющихся полостях, либо в полостях, которые образуются в имеющихся слоях или между слоями под воздействием высокого давления самого поднимающегося вверх метана. То есть процесс идет внутри уже имеющихся геологических слоев, а не поверх них. Отсюда следует, например, что геологический пласт, располагающийся над каменным углем образовался заведомо раньше, а вовсе не позже пласта каменного угля, лежащего под ним!..

Это не только вычеркивает из истории планеты ошибочно придуманный каменноугольный период, но и кардинально меняет возраст угольных пластов.

Процесс расширения планеты и подъема метана из недр продолжается. И ничто не мешает пластам каменного угля, про которые упоминается в связи с «аномально древними» находками, иметь вовсе не сотни миллионов лет, а совсем молодой возраст. Буквально в несколько тысяч лет и даже меньше!..

Метан и сейчас постоянно «сочится» в местах добычи каменного угля. Он может быть остаточным. А может быть и свидетельством продолжения процесса поступления паров углеводородов из недр.

В частности, известен факт повышения температуры в шахтах по добыче каменного угля. Иногда это объясняют общим повышением температуры с погружением вглубь (что далеко не очевидно, и нередко не хватает для объяснения высокого градиента температуры в угольных пластах). Иногда – тем, что уголь, дескать, окисляется под воздействием попадающего в шахты воздуха; то есть фактически «медленно горит»…

А разве не может это быть следствием того, что из недр продолжают поступать разогретые пары углеводородов?!. Может. Как вполне могут быть следствием этого и периодические взрывы метана и пожары на шахтах, где, казалось бы, соблюдают все меры предосторожности…

Так что ничто не мешает каменному углю продолжать образовываться даже в настоящее время!..

Но тогда как определить, какого именно возраста описанные ранее «аномально древние» и другие подобные находки?..

Для этого прежде всего нужно знать реальный возраст каменноугольных пластов. А значит: надо разрабатывать новые методы определения этого возраста. Старые ведь, как выясняется, никуда не годятся!..

В рамках абиогенной теории «растительные остатки» ничего о возрасте угля уже не говорят…

Рис. 219. После взрыва метана на угольной шахте в Китае

И последнее. В соответствии с теорией расширяющейся Земли, поднимающийся из недр водород вступает в реакцию и с кислородом, образуя воду. Вода, будучи довольно сильным растворителем, поднимается вверх в виде порой весьма сильно насыщенных растворов различных солей. Попадая в более холодные слои земной коры, такой раствор охлаждается и становится перенасыщенным. В результате соли, содержавшиеся в этих растворах, выпадают в осадок и образуют то, что нам известно, как залежи каменной соли.

Соответственно, для «аномально древних» находок в соляных пластах, о которых также упоминают Кремо и Томпсон (их немного, но они есть), будет справедливо все то, что говорилось ранее для находок в каменном угле.

В целом же можно констатировать, что «аномально древние» находки в каменном угле и соляных пластах имеют, как и сами эти геологические пласты, гораздо меньший возраст, нежели принято ныне считать. Так что эти находки совершенно не являются какими-либо свидетельствами гипотетического «древнего человечества».

Неправомерная датировка

В 1968 году Дрюэ и Сальфати сообщили о находке металлических труб разных размеров, но одинаковой полуовальной формы, обнаруженных в массе мела, датируемой меловым периодом. Эта находка описана в книге Уильяма Корлисса «Древний человек: спра­вочник загадочных объектов материальной культуры».

Возраст мелового пласта, залегающего в ка­меноломнях Сен-Жан-де-Ливе (Франция), оценива­ется по меньшей мере в 65 миллионов лет. Дрюэ и Сальфати рассмотрели несколько гипотез о происхождении загадочных предметов и в конце концов пришли к выводу о том, что речь идет о творении рук разумных существ, обитавших на Земле 65 миллионов лет назад.

Рис. 220. Трубы, найденные во Франции (из книги Кремо и Томпсона)

Однако может быть и принципиально иное объяснение этой находки.

Местечко Сен-Жан-де-Ливе располагается в области Нижняя Нормандия. Эта территория две тысячи лет назад входила в состав Римской империи, в которой для подвода воды довольно широко использовались не только знаменитые акведуки, но и металлические трубы. При этом в Древнем Риме производили не только круглые трубы, но и трубы подобной формы – с прямоугольным, чуть закругленным по углам сечением.

К сожалению, мы не располагаем подробностями о том, где и как именно были обнаружены трубы – Кремо и Томпсон не приводят больше никаких данных. Но вполне можно допустить, что эти трубы относятся именно к периоду Римской империи. Просто, как и мы это часто практикуем, римляне их закопали в землю – в месте, где имели место меловые отложения. Естественно, что для засыпки канавы с проложенными трубами мог использоваться тот же самый мел, который вынули при рытье этой канавы. За две тысячи лет, в том числе и благодаря дождевой воде, приникавшей в грунт, мел сверху труб слежался, и нетренированный глаз вполне мог не заметить признаков вторичной засыпки мела. Вот и возникла иллюзия нахождения труб в якобы нетронутых меловых отложениях.

В реальности же мы имеем всего лишь неправомерный перенос возраста меловых отложений на датировку труб периода Римской империи…

В 1889 году в Нампе, штат Айдахо, была найдена искусно сделанная маленькая глиняная фигурка, изоб­ражающая человека. Статуэтку извлекли при бурении скважины с глубины 300 футов (примерно 90 метров). Кремо и Томпсон приводят в своей книге слова некоего Дж. Райта, который писал в 1912 году:

«Согласно отчету о вы­полнении работ прежде чем достичь пласта, в котором была обнаружена фигурка, бурильщики прошли около пятнадцати футов почвы, затем примерно такой же толщины слой базаль­та, а вслед за ним — несколько перемежающихся напластова­ний глины и плывунов... Когда глубина скважины достигла около трехсот футов, помпа, отсасывающая песок, стала вы­давать на-гора множество глиняных шариков, покрытых плотным слоем оксида железа; некоторые из них в диаметре не превышали двух дюймов (5 сантиметров). В нижней части этого пласта появились признаки подземно­го слоя почвы с не­большим количест­вом перегноя. Именно с этой глубины в триста двад­цать футов (97,5 ме­тра) и была извлечена фигурка. Несколькими футами ниже пошла уже песчаная порода… Фигура была явно женской, а ее фор­мы там, где работа была завершена, оказали бы честь известнейшим мастерам классического искусства».

Кремо и Томпсон подробно описывают усилия Райта в попытках удостовериться в подлинности глиняной фигурки и в том, что фигурка не могла упасть вниз с одного из верхних уровней. Далее они пишут, что в письме, полученном в ответ на их обращение в Гео­логоразведочное управление Соединенных Штатов, указыва­лось, что пласты глины на глубинах свыше 300 футов «отно­сятся, по всей видимости, к формации Гленнз-Ферри группы Верхнего Айдахо, возраст которой обыкновенно определяется плиоплейстоценом». Базальт же, покрывающий формацию Гленнз-Ферри сверху, считается среднеплейстоценовым. То есть, получается, что фигурка поднята из пластов, возраст которых заведомо превышает миллион лет.

Рис. 221. Глиняная фигурка из Айдахо

Кремо и Томпсон считают, что фигурка из Нампы является весьма сильным аргументом, оп­ровергающим эволюционные взгляды. И, видимо, для усиления производимого на читателя впечатления, они приводят мнение У.Холмса из Смитсоновского института:

«Согласно Эммонсу, формация, о которой идет речь, относится к верхнему третичному или нижнему четвертичному периоду. Обнаружение мастерски выполненной фигурки, изображаю­щей человека, в столь древних отложениях до такой степени невероятно, что неизбежно возникают сомнения в ее подлинности. Интересно отметить, что возраст этого предмета – при условии, что он подлинный – соответствует возрасту проточеловека, чьи кости Дюбуа извлек в 1892 году из верхнетретичных или нижнечетвертичных формаций острова Ява…

Стоит, однако, отметить, что поделки, хотя бы отдаленно напоминающие эту статуэтку, вряд ли можно встретить как на Тихоокеанском побережье к западу от места ее обнаружения, так и к югу, в районе Пуэбло. Мне не попадалось ничего подобного ни по форме, ни по художествен­ным достоинствам» (У.Холмс, «Справочник по древностям американских аборигенов»).

Вполне возможно, что в 1912 году, когда вышла эта книга Холмса, подобных статуэток известно не было. Возможно, ничего подобного не найдено в Айдахо или Пуэбло и до сих пор. Но несколько южнее – в мексиканском Теотиуакане – в 2007 году местные торговцы археологическими древностями предлагали нам купить у них более двух десятков аналогичных глиняных фигурок, причем выполненных в том же самом стиле и примерно того же размера. Так что лично у меня сомнений в подлинности находки в Айдахо нет. Только предлагавшиеся нам торговцами фигурки явно относились к местной культуре и имели возраст максимум несколько тысяч лет.

Обратим теперь внимание на некоторые детали из описания Райта, которые он сам, а затем Кремо и Томпсон по каким-то причинам игнорировали. Во-первых, речь идет о единственной скважине. Были ли пробурены рядом какие-то иные скважины, нам неизвестно. Соответственно, неизвестно, как и какие слои располагаются поблизости от этой единственной скважины. То есть мы имеем лишь единственную точку набора проб с вертикального разреза. А во-вторых, фигурка была извлечена именно с той глубины, где имелись «признаки подземно­го слоя почвы с небольшим количест­вом перегноя».

Все это можно интерпретировать совсем иным образом. Слой почвы и перегной накапливался не на открытом пространстве (как это по умолчанию подразумевают Кремо и Томпсон), а в небольшой пещере (природной или даже искусственной – в данном случае это не важно), расположенной в стенке обычной расщелины. И тут прятались от ветра и непогоды местные индейцы, но было это всего несколько тысяч лет назад. В дальнейшем стенки этой расщелины просто обвалились, похоронив под собой глиняную фигурку, забытую кем-то из этих индейцев. Об этом косвенно свидетельствуют и «несколько перемежающихся напластова­ний глины и плывунов», которые могут быть как раз следствием обвала стенок расщелины (например, размытых дождями – «плывуны»).

И мы снова сталкиваемся лишь с ошибочным переносом датировки пород на находку, которая имеет существенно меньший возраст…

Рис. 222. Пещеры привлекали людей во все времена

И еще пара примеров неправомерных датировок, которые используют Кремо и Томпсон.

«В самом начале своей карьеры Луи Лики, позднее полу­чивший известность благодаря своим африканским открытиям в Олдувайском ущелье, имел весьма ради­кальные мысли по поводу древности человеческого рода на территории Америки. В то время ученые полагали, что мигра­ция охотников из Сибири в Америку произошла не раньше, чем пять тысяч лет назад. Лики продолжал придерживаться неортодоксальных взглядов на эту проблему и в 1964 году предпринял раскопки стоянки Калико в пустыне Моджэв (Калифорния) с целью добыть убедительные свидетельства своей правоты. Эта стоянка расположена недалеко от берега ныне исчезнув­шего озера Мэникс, существовавшего в эпоху плейстоцена. В результате раскопок, длившихся восемнадцать лет и проводившихся под руководством Рут Д. Симпсон, с различных ге­ологических уровней было поднято 11400 эолитоподобных артефактов. Самый древний «эолитоносный» слой имел возраст 200 тысяч лет, что было определено при помощи урано-изотопного метода» (М.Кремо, Р.Томпсон, «Неизвестная история человечества»).

Как уже говорилось ранее, корректное использование метода датирования по урану возможно для геологических слоев возрастом не менее нескольких миллионов лет. «Возраст» в 200 тысяч лет, указанный в данной цитате свидетельствует лишь о том, что использование данного метода было осуществлено неправомерно. Отсюда и ошибочный результат (который вообще мог оказаться в любом месте диапазона от нуля до нескольких миллионов лет)…

«В 1982 году Мария Бертран обнаружила се­рию пещер с наскальными рисунками. Это произошло в бразильском штате Баиа. В результате раскопок в Тока-да-Эсперанса (Тоса da Esperanca – Пещера надежды) в 1985 го­ду, а также в течение следующих двух лет были обнаружены каменные инструменты грубой работы и находившиеся рядом с ними кости млекопитающих периода плейстоцена. Обследо­вания найденных костей радиоизотопным методом показали, что их возраст составляет около 200 тысяч лет. Возраст самых старых костей оказался равным 295 тысячам лет» (М.Кремо, Р.Томпсон, «Неизвестная история человечества»).

Обычно под термином «радиоизотопный метод» подразумевается радиоуглеродный метод датирования. Даже самые оптимистически настроенные исследователи не решаются его применять для датировки находок старше 30-40 тысяч лет. Указание же датировок в 200 и 295 тысяч лет при ссылке на данный метод не просто ошибка, а откровенная нелепость и полная безграмотность.

Можно, конечно, предположить, что имеет место неточность перевода, и на самом деле подразумевается какой-то иной изотопный метод. Однако в данном случае речь идет не об определении возраста геологических пород (где можно было бы говорить о других изотопах), а об «обследовании костей», при котором не применяются ни уран-торий-свинцовые, ни калий-аргоновые методы.

Продолжение

http://s30662109275.mirtesen.ru/blog/43056014599/13--GENETIC...

Учет последствий Потопа

Картина дня

наверх